Разное

Как я стала анорексичкой история: Я анорексичка: реальные истории — Диета и питание – Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

Содержание

Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

Анорексия – болезнь, уносящая жизни молодых девушек. В погоне за глянцевыми «стандартами красоты» они изнуряют себя диетами и становятся анорексичками. Как вовремя распознать болезнь, чем она опасна и что случилось с теми, кто столкнулся с проблемой лицом к лицу.

Содержание статьи:

Что такое анорексия

Анорексия – это состояние к которому приводит нервное-психическое расстройство. Оно проявляется как фобия, боязнь набрать лишние килограммы. Наличие этого недуга характеризуется критически низкой отметкой веса, в соотношении с ростом человека.

Чтобы определить нормальный вес, существует специальная формула. Результат вычислений называют индексом массы тела. У больных анорексией он не превышает 17 единиц. Формула расчёта ИМТ: I = m / h*2, где m — вес человека, h – рост.

Результат Оценка
Меньше 18 Дефицит массы
От 18,5 до 25 Нормальный вес
От 25,5 до 29,9 Имеется лишний вес
От 30 до 34 Ожирение 1 степени
От 34,5 до 39,9 Ожирение 2 степени
От 40 и больше Ожирение 3 степени

Кроме недовеса у больных отсутствует аппетит, они отказываются от еды. Это происходит в следствии долгосрочных приёмов препаратов для похудения, голоданиях, искусственно вызываемой рвоты после еды. Заболевшие страдают депрессией, а также теряют способность объективно оценить своё состояние. Им постоянно кажется, что они еще недостаточно похудели.

Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

Становятся анорексичками в основном молодые девушки, этот факт подтверждают научные исследования. Девочки-подростки стремятся стать похожими на дам с обложек глянцевых журналов. Юные особы желают добиться быстрых результатов и применяют самые радикальные методы в борьбе с лишним весом. Неправильное питание или голодание наносит серьёзный ущерб здоровью.

Если процесс похудения затягивается, то в организме начинаются необратимые процессы. Психотерапевты, которые занимаются лечением этого недуга, предоставили статистические данные, показывающие, что от анорексии умирает около 18000 человек в год по всему миру. В 97% это женщины. Мужская анорексия встречается довольно редко.

Стадии и степени анорексии

Болезнь протекает в 4 стадиях:

  1. Дисморфоманическая. На этом этапе болезнь выявить сложно. Дисморфоманическая стадия часто развивается у подростков. Девушки хотят похудеть быстро и потерять сразу несколько килограмм. Они недовольны отражением в зеркале, и садятся на диеты с жесткими ограничениями. Их цель: похудеть настолько, чтобы ключицы, позвоночник и тазовые кости стали видны. Любое замечание по поводу внешнего вида воспринимается как оскорбление, появляется желание похудеть ещё.
  2. Аноректическая. На этой стадии у больно появляется стремительное желание изменить внешний вид. Масса тела снижается на половину, желания остановиться и перестать худеть не наблюдается. Девушки, находящиеся в этой степени анорексии уверены в том, что их вес в приделах нормы, несмотря на выпирающие кости. Они продолжают изнурять себя голодовками, жесткими ограничениями в еде и через чур активными тренировками.
  3. Кахектическая. У больного снижается физическая активность. Девушка становится слабой и сонливой. Она больше не может продолжать занятия спортом, потому что мышцы на этой стадии начинают атрофироваться. Заболевшие не могут согреться, им постоянно холодно. Кожа становится сухой и бледной, кровь не циркулирует как положено. Больные не довольны своей внешностью, им всё еще кажется, что они имеют лишний вес. Эта степень анорексии грозит летальным исходом. Необходима госпитализация и принудительное лечение, так как больной не обратиться за помощью. Он считает, что с ним всё в порядке и продолжает отказываться от еды.
  4. Редукция. Последняя стадия, которая наступает уже после лечения. Когда больной набирает вес в клинике, его жизненно важные органы начинают функционировать правильно, человека выписывают. По наблюдениям врачей, в 90% случаев анорексички снова пытаются похудеть. Им кажется, что их откормили до невероятных размеров, сделали их толстыми, и нужно срочно избавляться от жира. Они вновь прибегают к радикальным методам борьбы с лишними килограммами. Ставят клизмы, вызывают рвоту, пьют таблетки и голодают. Чтобы редукция не наступила, психотерапевты настоятельно советуют близким больного следить за его поведением, приёмами пищи, а также назначает еженедельные встречи с пациентом для бесед и корректировки его поведения.

Становятся анорексичками в основном девушки-подростки. В 40% случаев, родители не замечают странного поведения своих дочерей сразу. Часто они списывают все на особенности переходного возраста. Таким образом могут быть пропущены первые 2 стадии болезни. После наступления 3 стадии, лечение проходит намного сложнее, поэтому важно обращать внимание на любые странности в поведении ребёнка.

Психологические причины появления анорексии

Виды психологических причин, которые способствуют развитию болезни:

  • постоянные стрессы;
  • низкая самооценка;
  • чувство одиночества;
  • сильное желание похудеть;
  • депрессия;
  • шизофрения;
  • фобии.

Эта разновидность анорексии называется нервно-психической. Кроме перечисленных выше причин, человек может заболеть, если вырос в неблагополучной семье, где ему постоянно указывали на недостатки во внешности. Заболеванию подвержены дети в возрасте от 12 до 17 лет, за счёт желания подражать моделям, героиням фильмов или «стандартам красоты» из интернета.

Физиологические причины появления анорексии

Становятся анорексичками не только те девушки, которые имеют психические расстройства.

Существует ряд физиологических причин развития этой болезни:

  1. Наличие раздражающих мозговой центр факторов. Например, сильная боль, которая притупляет или полностью предотвращает чувство голода. Такой вид заболевания называют нейродинамической анорексией.
  2. Приём препаратов для похудения, блокирующие чувство голода полностью, либо приём других лекарств, имеющих такой побочный эффект. Эта разновидность болезни называется лекарственной.

    Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похуденияКак становятся анорексичками? Причиной может служить прием таблеток для похудения.

  3. Чувство голода проявляется только ночью, во сне. Днём, когда человек бодрствует, он не ощущает голода. Это психическая болезненная анорексия.
  4. Отсутствие голода из-за онкологических заболеваний или гормональных сбоев называется первичной анорексией.

Психотерапевты отметили, что в 50% случаев, профессиональная деятельность больных требует поддержания постоянной массы тела или резких изменений. Например, актрисы, модели, балерины.

Когда необходимо обратиться к врачу

Чем раньше будут обнаружены первые симптомы, тем легче и быстрее пройдёт лечение. Больные, которые начнут лечиться на первой или второй стадии анорексии имеют самые оптимистичные прогнозы. После 3 стадии болезни, вероятность рецидива равна 80%.

Как диагностируют нервную анорексию:

  1. Человек не имеет других серьёзных заболеваний, способствующих резкому снижению веса (паразиты, онкология, нарушения ЖКТ).
  2. Определяется наличие булимии, расстройство менструального цикла у девушек или его отсутствие, снижение частоты пульса.
  3. Быстрое похудение, более чем на 25% от общего веса, снижение которого продолжается.
  4. Неспособность человека дать объективную оценку своей внешности.

Если наблюдаются эти симптомы, то следует обратиться к следующим специалистам:

  • психотерапевт;
  • невролог;
  • онколог;
  • эндокринолог;
  • гастроэнтеролог.

Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

Тяжело больных пациентов принудительно отправляют на лечение в стационар, где назначают медикаменты и психиатрическое лечение. Врачи следят за питанием больного, постепенно увеличивая калорийность и размер порций.

Угроза для жизни отступает тогда, когда потеря веса останавливается, а общее состояние улучшается. Далее проводится ряд сеансов у психолога, работа которого направляется на поднятие самооценки пациента и отвлечении его от собственного внешнего вида.

Истории девушек, ставшими анорексичками

Становятся анорексичками около 20% женщин и молодых девушек, которые поставили перед собой цель: снизить вес до «идеальных параметров». Многие из них просто не могут остановить процесс похудения. Из-за того, что они игнорируют голод, в дальнейшем это чувство перестаёт возникать вовсе.

Они чувствуют дискомфорт даже во время мизерных приёмов пищи. Ниже представлена пара подробных историй женщин, которые смогли преодолеть этот недуг.

Анастасия Филатова, 24 года.

Настя всегда была маленькой, в 15 лет она доросла до 158 см, и рост остановился. Она весила 48 кг, кушала всё, что хотела и не считала себя полной.

Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

Анастасия стала увлекаться японскими мультфильмами аниме. Ей так понравился образ мультипликационных персонажей-девочек, что она решила перенять их стиль одежды, прически и макияжа.

Настя стала подбирать для себя нестандартные образы, на что негативно отреагировали её одноклассники и знакомые ребята.

Они стали подшучивать над её внешним видом, из-за этого у девочки не осталось друзей. Из поддержки у Насти осталась только мама, которая растила её одна.

Она считала, что это обычное подростковое поведение, всем в этом возрасте хочется отличаться от других.

Однажды, во время совместной прогулки по парку, мама сфотографировала Настю в её необычном наряде.

Когда девочка посмотрела на фотографию, ей показалось что она поправилась. Как-то не так сидела юбка, бедра казались слишком широкими, а белые гольфы слегка врезались резинкой в ногу. Тогда Настя приняла решение – нужно срочно похудеть! Она отказалась от употребления мяса, сладостей, мучного.

Порции сократила до размера ладони и кушала только 2 раза в день. Через неделю вес уменьшился на 2,5 кг, что очень порадовало девочку. Она снова примерила тот костюм и сфотографировалась. На фото она опять увидела выпирающие «ляжки», которые были «передавлены» резинкой гольфов. Девочка расстроилась и решила уменьшить количество еды снова.

Кроме того, она полностью отказалась от готовой пищи и позволяла себе съесть только 1 яблоко, морковь, и помидор в сыром виде, за один день.

Чувство голода мешало заснуть по ночам. Желудок сильно болел, но Анастасия успокаивала себя тем, что совсем скоро она станет похожей на милых героинь своих любимых мультфильмов. Ведь они такие утончённые, бледные, женственные. Мама Насти начала беспокоиться о питании девочки, из-за чего они стали часто ссориться. Вскоре вес девушки достиг 38 кг. При этом она не выглядела скелетом.

Настя считала свой вес идеальным, ей казалось, что она достигла результата. Тогда девочка решила сфотографироваться в костюме с гольфами ещё раз. Ей снова не понравилось увиденное. Талия вроде бы стала тоньше, а юбка слишком топорщится, ляжки по-прежнему толстые. Настя подумала, что ей необходимо сбросить ещё пару килограммов. Она решила устроить трёхдневную голодовку.

Девушка прочитала в интернете о пользе голода, что за 3 дня из организма выйдут токсины и снизится вес от 2 до 3 кг. В первый день девочка чувствовала себя чуть хуже, чем обычно. Вечером она долго не могла уснуть, ей было холодно даже под двумя одеялами. Спать не хотелось, зато была сильная жажда. Настя решила, что если не будет пить воду, то процесс расщепления жира пойдёт быстрее.

Спустя 4 часа мучений, девочка уснула. Следующий день она ощущала себя немного лучше, даже хотелось заниматься домашними делами. Энергии было много, голода не было совсем. К вечеру Настя всё же почувствовала усталость и легла в постель пораньше. На этот раз ей удалось быстро заснуть. В 3 часа ночи девочка проснулась от сильной боли в желудке.

Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

Боль была настолько невыносимой, что Анастасия решила прекратить голодовку. Она отправилась на кухню, чтобы съесть одно яблоко, но не дошла. Она упала в обморок. К счастью обморок продлился всего несколько секунд, Настя очнулась очень испуганной и побежала в спальню к матери. Она рассказала ей обо всём что тревожило её столько времени и о том, что случилось несколько минут назад.

Она пообещала маме, что обязательно сходит к психологу, как она ей и советовала раньше. Что начнёт питаться правильно и больше не будет изнурять себя диетами.

Психолог провел коррекционную работу, направленную на повышение самооценки Анастасии и девочка научилась принимать себя такой, какая она есть. Постепенно она вернулась к прежнему образу жизни, но не оставила увлечение перевоплощаться в любимых героинь мультфильмов. Сегодня ей 24 года, и она нашла друзей ей интересам.

Она стала аниматором и работает на детских праздниках, а также занимается проведением необычных фотоссесий в ярких нарядах. Теперь, девушка знает, что пытаться похудеть до состояния, нарисованного персонажа – крайне глупая затея. После того, как Настя снова набрала необходимый вес, она с ужасом смотрит на фото, сделанные при весе 38 кг. Теперь она видит, что была на грани смерти.

Кости торчали так сильно, что смотреть было страшно. Настя задаётся только одним вопросом, почему она этого не замечала тогда. Мнение психотерапевта: В этом случае, Анастасии повезло, что она сама увидела проблему. В 80% случаев, больные не могут осознать наличие анорексии, отказываются от лечения и продолжают худеть. У Насти была нервная анорексия на почве личных переживаний.

Она действительно хотела отличаться от других подростков, но когда она выбрала нестандартный стиль внешности, то столкнулась с недопониманием окружающих. Вероятно, это и стало одной из причин заболевания. Возможно, Настя смогла осознать проблему только благодаря словам матери, когда та говорила девочке о неправильном питании.

Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

К тому же, мама поддержала интерес своего ребёнка тогда, когда от него отвернулись близкие друзья. Этим женщина укрепила доверие девочки к себе, и та вовремя смогла распознать опасность и обратиться за помощью.

Милана Загороднева, 19 лет.

Милана всегда хотела быть стройной, но она не любила занятия спортом. Ей нравились разные диеты, увлекаться которыми девушка стала с 14 лет. В 18 лет все знакомые восхищались фигурой Миланы, говорили о её женственности и утончённости, сама она никогда не была довольна отражением в зеркале.

Девушке казалось, что у неё недостаточно тонкая талия и слишком широкие плечи. Рост девушки составлял 168 см, а вес 52 кг. Она стеснялась надевать обтягивающую одежду, потому что считала, что у неё выпирает живот. Как и в первом случае, девушка приняла решение сильно похудеть, когда сделала фотографию с подругами. Ей показалось что все девушки стройнее чем она.

Милана хотела добиться быстрого результата, и села на питьевую диету. Она решила не есть твёрдой пищи в течение 30 дней. Питаться исключительно бульонами, молоком и соками. Каждый день девушка начинала с взвешивания, и не ложилась в постель без этой процедуры.

Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

В течение 4 дней, Милана чувствовала себя хорошо. Она ходила гулять с друзьями, покупала себе свежие соки и пила их. Вес уходил, и к вечеру этого дня девушка весила 49 кг. Милане показалось, что это слишком медленный результат. Она решила сократить количество жидкостей до трёх стаканов в день. Единственное, что она пила без ограничения – воду.

Каждый раз, когда девушка ощущала чувство голода, она выпаивала стакан воды. Через неделю Милана почувствовала себя слабой и перестала выбираться на прогулки с друзьями. Чувство голода возникало все реже, зато Милана отметила сильное выпадение волос. Она решила пропить витамины. После того как девушка запила одну капсулу водой, почувствовала сильную тошноту, в итоге её вырвало желчью.

Милана не связала это с голодовкой, она решила, что витамины просто не подходят. На тот момент вес девушки достиг 46 кг. Глядя в зеркало, её по-прежнему смущал живот, он всё еще выпирал, а при наклоне собирался в складки. Милана выдержала диету все 30 дней. Она похудела до 42 кг. У неё стали сильно видны кости ключиц, рёбер, таза. Ей это нравилось. Милана чувствовала себя женственной и утончённой.

Живот наконец пропал, и она решила, что пора прекратить диету, и постепенно возвращаться к привычному ритму жизни. К тому же, удивительным образом, к девушке вернулись прежние силы, и она могла снова гулять с друзьями. В день, когда диету было решено закончить, Милана сварила себе очень жидкую овсяную кашу.

Она съела только пару ложек, как тут же почувствовала сильную тошноту и боль в желудке. Чтобы прекратить эти мучения, она прочистила желудок вызвав рвоту. Состояние улучшилось. Девушка отправилась на встречу с друзами в кафе. С диетой было покончено, а значит можно снова посещать заведения, где пахнет едой и не завидовать стройным подругам, жующим вкусные салаты.

Милана заказала себе фруктовую нарезку, ей очень хотелось съесть что-нибудь сладкое. Когда ей подали красиво нарезанные яблоки, она вязла один кусочек и долго пережевывала его. Проглотила, подождала 2 минуты, желудок не реагировал. Милана съела ещё несколько кусочков, после чего вновь почувствовала сильную тошноту.

Постепенно боль в желудке усилилась настолько, что подруги вызывали девушке скорую. Милану положили в больницу. Там выяснилось, что у девушки сильный дефицит массы тела. Кроме того, ранее Милана страдала гастритом из-за увлечения диетами и постоянного неправильного питания. Голодовка обострила болезнь, и теперь у девушки высокая угроза образования желудочной язвы.

К счастью, Милана удачно прошла лечение. Через год она снова достигла нормального веса в 58 кг. Она пересмотрела свои методы борьбы с лишним весом и приняла верное решение: заниматься спортом и придерживаться правильного питания.

Мнение психотерапевта: Милана гналась за «идеальными формами». Её представление о здоровом женском теле сильно исказилось. Вес девушки изначально (52 кг) был самой низкой отметкой нормы, при её росте. Складки, которые она видела на своём животе, это естественно для каждого из нас. При наклоне тела вперёд, даже у больных анорексией есть эти складки из кожи.

Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

К сожалению, заболевшие видят их иначе, они считают, что иметь складки свойственно только людям с лишним весом. К тому же девушка выбрала один из критически неверных способов борьбы с весом. Такая диета при наличии гастрита – это прямой путь к язве. Для людей с проблемами в ЖКТ диеты должен назначать только специалист.

Милане повезло, что помощь была оказана вовремя, скорее всего этот случай закончился бы летальным исходом. Становится анорексичками не только простые девушки, которые хотят стать похожими на моделей, но и сами модели.

Известны несколько случаев, когда знаменитости теряли контроль над своим весом, и погибали из-за истощения организма:

  1. Анна Каролина Рестон. Умерла в возрасте 22 лет от истощения печени. При росте чуть больше 170 см, она весила всего 39 кг. Перед тем как впасть в критическое состояние, девушка сидела на жесткой диете, употребляя в еду только помидор и одно яблоко в день.
  2. Пичес Гелдоф. Умерла в 25 лет. Известная телеведущая довела себя до истощения питаясь только жидкой пищей.
  3. Хила Эльмалиах. Модель из Израиля. Умерла в 20 лет при весе 27 кг. Она лечилась от анорексии 12 лет. Лечение не принесло результата.
  4. Сестры Мария и Кэтти. Эти девушки были медсёстрами. С детства они придумали себе своеобразную игру, суть которой была стать худее противника. Игра затянулась, сестры умерли от истощения в 24 года.

В 2013 году поклонники Анджелины Джоли были обеспокоены излишней худобой актрисы. Позже выяснилось, что звезда действительно была на 2 стадии анорексии, причиной развития болезни стал сильный стресс. К счастью, актриса поборола этот недуг и восстановила нормальный вес.

Советы психологов при анорексии

Психолог и специалист по питанию Мария Осипова, даёт несколько советов для родителей, чьи дети находятся в подростковом периоде:

  1. В семье общение с ребёнком должно быть на равных. Помимо требований к хорошей учебе и послушанию, ребенок должен слышать слова поддержки. Он должен знать, что родители любят его и эту любовь не нужно заслужить. Ведь первой из причин появления анорексии – это неуверенность в себе и чувство одиночества.
  2. Анарексичками часто становятся девочки от 14 до 17 лет. Поэтому если родители замечают, что дочь сильно похудела и продолжает сидеть на диетах, они обязаны «забить тревогу» и обратиться к специалистам.
  3. В качестве профилактики и в период восстановления, необходимо хвалить ребёнка не менее 10 раз в день за любые, даже незначительные успехи. Нужно чаще его обнимать, выслушивать, обсуждать проблемы. Ни в коем случае нельзя упрекать больного в стадии редукции, словами вроде: «Вот посмотри, что ты натворил, чуть не загубил себя!» и подобными высказываниями. Следует быть тактичными и осторожными, потому что любое замечание может стать поводом новых попыток похудеть.

Как становятся анорексичками. Реальные истории. Фото до и после похудения

Психотерапевт Ольга Сопот советует взрослым, которые страдают анорексией:

  1. Не бояться обратиться за помощью к психологу. Специалист поможет разобраться в себе, выявить истинные причины появления нездорового желания похудеть и поможет поднять самооценку.
  2. Родным заболевшего также рекомендуется консультация психотерапевта. Им необходимо научиться правильно общаться с больным и устранить неправильные семейные привычки.
  3. Хороший результат даёт телесно ориентированная терапия. Больной выздоравливает, когда занимается гимнастикой, дыхательными упражнениями, получает массаж. Эти способы помогают почувствовать своё тело, полюбить его, принять таким какое оно есть.

Психотерапевты рекомендуют близким людям больного не слушать его оправдания, а отправлять человека на лечение принудительно, потому что в 85% случаев. Анорексички не признают проблему. Они всячески пытаются перевести тему разговора, отказываются от похода к врачу и от приёмов пищи.

Возможные осложнения

Если запустить болезнь, то возможен летальный исход.

Перед тем как больной погибнет, в организме пройдут следующие изменения:

  • начнутся воспалительные процессы в ЖКТ;
  • желудок и поджелудочная станут опускаться;
  • возникнут проблемы с походом в туалет;
  • будут беспокоить постоянные боли в желудке;
  • после приёма даже мизерного количества пищи будет проявляться тошнота или рвота;
  • менструальный цикл у девушек полностью прекратится;
  • начнётся дистрофия мышц опорно-двигательного аппарата и соединительных тканей органов;
  • температура тела будет пониженной, постоянное ощущение холода начнёт нарастать;
  • кожа станет сухой и потеряет эластичность;
  • волосы начнут сильно выпадать, зубы крошиться, ногти ломаться;
  • разовьется анемия;
  • силы начнут покидать тело и больной не сможет вставать с кровати;
  • боли в желудке усилятся;
  • наступит смерть.

Специалисты утверждают, что анорексия – это не пожизненный диагноз. Болезнь лечится, главное – вовремя заметить симптомы и не дать своим знакомым девушкам стать анорексичками. После выздоровления, необходимо наблюдать за экс-больными и прививать им культуру правильного питания, и здорового образа жизни.

Оформление статьи: Лозинский Олег

Видео о том, как становятся анорексичками

Жить здорово: все об анорексии:

История анорексии без купюр. Личный опыт

Я сегодня собиралась написать заключительный пост на тему о своем похудении. Но решила, что лучше сначала вывешу пост одной девушки, в котором речь о том, до чего может довести стремление к формам Кейт Мосс. Девушку зовут Наташа, я знаю ее лично и готова покусать, побить и забанить каждого, кто будет в комментариях писать некорректные вещи. На самом деле такие тексты требуют огромного мужества. Автор сам подставляет себя под удары, ехидные замечания, стенания на тему «до чего доводит глянец несмышленышей» и прочие мудрые высказывания. Пожалуйста, воздержитесь. Лучше восхититесь, как восхищаюсь Наташей я. (Кстати, сейчас она в идеальной форме, с прекрасной фигурой, здоровым чувством юмора и вообще все ок. Она написала это, чтобы кого-то, по возможности, предостеречь.) Все прочие комменты, вопросы и проч., как всегда, приветствуются. 

История анорексии без купюр.

Помните сравнительно далекий 2005 год? На обложке британского таблоида Daily Mirror появляется скандальное фото Кейт Мосс, нюхающей кокаин. Медиа судачат о закате ее карьеры, а главный «плохой мальчик» в британской индустрии моды, Александр Маккуин, завершает показ своей коллекции весна/лето 2006, выскочив на подиум в футболке с надписью «We love you Kate». Карьера Кейт, вопреки ожиданиям, делает скачок вверх, а все продвинутые модницы достают с пыльной полки 90-х годов образ, известный под названием «героиновый шик». Кейт заключает контракт за контрактом.  Снимками Кейт заполнен весь интернет, — вот она подралась с паппараци, вот она выходит из ночного клуба, еле стоя на своих тонких ножках, а вот пьет пиво из горла на фестивале Гластонбери, где среди прочих инди-панк групп выступает ее любовь, Пэт Доэрти. На большинстве фото она в черных джинсах-скинни и балетках Lanvin, на шее — черный шарф с черепами от McQueen, — теперь она поддерживает своего друга–дизайнера. Неизменно небрежна, неизменно независима. Ее признают самой стильной женщиной Британии, а в последствии и самой стильной женщиной мира. Кейт всемирно признана крутой. Миллионы девушек хотят одеваться как Кейт, выглядеть как Кейт. Быть как Кейт.

До сих пор не могу понять, за чем гналась я, — за красотой или за модой?  Мне нравился образ тощей, агрессивной Кейт, которой все нипочем. Мне хотелось быть такой же крутой. И мне во что бы то ни стало надо было тоже обтянуться суперузкими джинсами, которые, как мне казалось, выглядят уместно только на очень худых ногах. Поэтому летом 2006 года мною было официально принято решение худеть. Интернет, наш друг и враг в одном лице, сообщал, что при росте 172 см, Кейт Мосс весит 48 килограмм. Путем нехитрых вычислений я наметила себе целевой вес в 46 кг и разработала собственную диету из 500 калорий в день, состоящую только из белков и клетчатки. Весила я тогда – при росте 170 см. — 58 килограмм. (На фото ниже — я до того, как решила сделать из себя Кейт. )

Знаете, как идут к цели перфекционисты? Как танки. В моем случае еда была строго по часам, одинаковая изо дня в день: на завтрак маленький хлебец с чаем, на обед кусочек отварной нежирной рыбы, на ужин 100 грамм обезжиренного творога. Взвешиваться было решено каждое утро, и вес на глазах начал снижаться. Вдохновленная, я решила сократить путь к своей мечте. Через месяц из ежедневного меню исчезло утреннее печенье, а обеденная рыба заменилась квашеной капустой. (Говорят, кстати, что организм на переваривание этого блюда тратит больше калорий, чем содержится в нем самом). Мое ежедневное взвешивание скоро превратилось  в ритуал: утром до завтрака и вечером перед сном.  Вес продолжал падать. И чтобы он уходил еще быстрее, творог превратился в стакан кефира1%-ной жирности. А затем — в 0%-ной.

Для закрепления эффекта я стала качать по утрам пресс, делать отжимания и приседания. И в ноябре уже гордо шла по жизни в джинсах 25-го размера, полагая, что все вокруг завидуют моим ногам-спичкам. Я тогда работала, училась на вечернем и писала диплом. Энергии почему-то хватало. Но, кроме бессонницы, меня на тот момент не беспокоило ничего.

Первый звонок прогремел, когда я упала в обморок по дороге на работу. Отправившись к терапевту, с порога услышала: «А, синдром отличницы!», —  и получила два направления на анализы. Все показатели оказались в норме, кроме давления 80/50. Это я гипотоник, сказала я себе и полетела на работу, радуясь тому, что пропустила обед. Слово «полетела» тут не случайное: советские напольные весы показали чуть меньше 45 кг. Меня запросто могло унести ветром, и я бы не сопротивлялась.

Наступил декабрь, а я по-прежнему бегала, обтянув свое прозрачное тельце ультраузкими лосинами. Купила свои первые балетки Marc Jacobs, черно-белый шарф McQueen, кожаную косуху  и ждала весны, чтобы показать миру свой «Кейт Мосс total look”. Даже поклонник-барабанщик нарисовался на горизонте.

Но к весне тревожные звоночки превратились в колокольный звон. Бессонница стала абсолютно привычной. Начались какие-то странные проблемы с концентрацией внимания. Остатками здравого смысла я фиксировала полное отсутствие сил и штормовые перепады настроения. Кроме того, оказалось, что сохранить вес на отметке в 45 кг очень сложно – он продолжал падать. Я боялась любого, даже самого маленького, самого некалорийного кусочка. И принималась плакать у прилавков с тортами и булочками. Я покупала в магазине то, что не разрешала себе есть, и выбрасывала пакеты с продуктами в ближайшие урны. Для того, чтобы были силы учиться и работать, стала есть только сухофрукты и шоколадные конфеты. Лимит калорийности, так и быть, увеличила до 700 в день. Была зима, я сильно мерзла, мне было очень тяжело ходить по снегу. И я помню моменты, когда мне надо было съесть маленький кусочек горького шоколада для того, чтобы появились силы идти дальше. А самое страшное – я все равно казалась себе толстой. Или «нормальной», что в моем больном сознании превратилось в синоним «толстой».

В апреле я уже не работала. Мой вес составлял 39 килограммов, и я проводила почти все время дома: спала и медленно работала над дипломом. На улицу выходила только за пачкой обезжиренного творога, которого мне хватало на три дня.

Весна в 2007-м случилась ранней, в апреле было уже совсем тепло. Вот он, тот самый момент для балеток, скинни-джинсов и кожаной куртки!

Момент настал, но не осталось меня. Вся одежда была мне велика, а интерес к людям, моде и даже к сексу пропал. Барабанщик давно меня покинул. В редкие дни, когда я бывала на улице, люди показывали на меня пальцем. А соседка, как потом оказалось, совершенно серьезно считала, что у меня рак или СПИД. Мне уже хотелось немного набрать вес, но я не могла: боялась сорваться и бесконтрольно начать есть. А ведь я знала про белки, жиры и углеводы все. Могла наизусть пересказать меню любой диеты: японской, кремлёвской, протасовской. (О диете Дюкана тогда не говорили, все увлекались спорной, но действующей диетой Аткинса, из которой потом проклюнулся Дюкан. Белковые диеты сильно ударяют по печени, но дают быстрый результат. ) Но придерживалась я по-прежнему своей, кефирно-творожной. Правда у меня был маленький секрет: под подушкой я всегда хранила маленькую ириску на тот случай, когда «сердце начнет останавливаться от голода, — вроде как съем и не умру». Месяц спустя врач комментировал это так, — «Больная логика искаженного восприятия».

Честно, так могло продолжаться еще недолгое время. Почки у меня уже «блуждали», на языке врачей это называется нефроптоз. Подкожно-жировая клетчатка почти отсутствовала, менструальный цикл остался где-то в воспоминаниях. Кожа на кистях рук постоянно трескалась до крови, волос на голове становилось все меньше, а на попе появились уродливые белые растяжки, которые до сих пор со мной.

Спасли меня случайно. Стоматолог, к которому я пришла запломбировать дырку, с порога взяла меня за руку и отвела в кабинет невропатолога. Вышла я оттуда с направлением на лечение от астенодепрессивного сидрома и нервной анорексии.

В течение двух месяцев меня ставили на ноги в отделении для больных расстройствами пищевого поведения при кафедре РУДН.  Кололи витамины группы B, делали инъекции глюкозы в вену, помогали преодолеть страх поправиться. Набирала я вес очень грамотно, — сначала ела пол-порции, потом добавляла хлеб. Каждый день ходила на лечебную физкультуру, тонизирующие ванные и массаж. С помощью медиков я проделала над собой колоссальную работу. Оказалось,  это гораздо сложнее, чем истощить себя до полусмерти.

Гордая собой, в июне я вышла из клиники с прекрасным весом в 54 кг. «Помни, все, что ниже – для тебя уже патология,» — сказала мне на прощанье лечащий врач.

Сейчас мне 27 лет, мой вес соответствует моему росту и возрасту. Я выбросила всю одежду, которая стала мне мала. Анорексия оставила мне на память остеохондроз, хронический гастрит, нарушенный менструальный цикл. Ну и те самые неприличные  растяжки на попе. Недавно, кстати, я узнала, что их легко можно удалить. Сосредоточусь-ка я лучше на этом, — и одним напоминанием будет меньше.

 

 

Фото анорексичек. Узнайте правдивые истории девушек анорексичек

Анорексия: истории из жизни. Фото анорексичекАнорексия – страшное психологическое заболевание современности. Это патологическая боязнь набрать вес, а не желание похудеть, как считают многие. Фото анорексичек до и после болезни показывают до какого ужасного состояния может довести себя больной человек. Начинается заболевание всегда одинаково: девушки и юноши просто хотят немножко сбросить вес, уменьшить бедра, живот, а потом теряют голову от результатов и уже не могут остановиться. Ведь с изменением цифр на весах выделяется огромная доза адреналина и человек получает неимоверное удовольствие от своего похудения.

Содержание:

Я анорексичка: реальные истории. Анорексички фото
Я теперь анорексичка
Как я стала анорексичкой

Я анорексичка: реальные истории. Анорексички фото

Многие из этих историй расскажут, как стать анорексичкой за месяц. Не думайте это повторить!

«Я была нормальной девушкой, при росте 168 см весила 60 кг. Меня все устраивало в моей внешности, но беспокоил полноватый животик. Я решила его убрать. Стала регулярно качать пресс и урезала меню. Через несколько дней результата не увидела и практически перестала питаться. Ела только одно яблоко и помидор в сутки. Через некоторое время люди стали говорить, что я похудела, а потом я решилась убрать еще чуть-чуть с боков…  Дальше мне было уже не остановиться. В итоге при росте 168 см я стала весить 40 кг».

Анорексия: истории из жизни. Фото анорексичекАнорексия: фото девушек

Во всех историях анорексии из жизни можно заметить, что девушки всегда считают, что держат ситуацию под контролем. На самом деле это не так. Они не могут самостоятельно перестать худеть и набрать нормальный вес.

Анорексия: истории из жизни. Фото анорексичек

Я теперь анорексичка

«Я хотела понравиться одному парню, но он любил стройных. Я же с детства была пухлым ребенком. Поэтому я решила начать худеть. Пыталась перестать есть, но голод брал свое. Я срывалась,  ругалась с друзьями и родителями и постепенно выработала у себя отвращение к еде. Со временем начали выпадать волосы, крошиться ногти, выпадать зубы. А при достижении веса 40 кг начались проблемы с почками, сердцем, перестали приходить месячные. Еще через некоторое время я попала в больницу – нарушился обмен веществ. К  тому времени я выглядела как мумия. Кожа серая, голова непропорционально большая, как у всех анорексичек на фото из интернета, страшные руки, как у ведьмы из диснеевской Белоснежки, пучок пакли вместо волос. А тот самый парень за это время женился на другой девушке, а мы с ним даже не познакомились».

Анорексия: истории из жизни. Фото анорексичек
В историях всех анорексичек есть одно общее,  в зеркале они не замечают своей худобы. Однако могут отметить неприглядные изменения на фото других анорексичек.
Анорексия: истории из жизни. Фото анорексичек

Как я стала анорексичкой

«Моя история анорексии началась в 26 лет. Летом я собиралась на юг, а мои формы оставляли желать лучшего. При росте 170 кг я весила 86кг. Поэтому я записалась на фитнес и начала правильно питаться. Я никогда не любила супер диеты, позволяющие сбросить 10 кг за неделю. Потому подошла разумно к своему питанию и образу жизни – не перетруждала себя тренировками и не голодала. В итоге сбросила 15 кг, чему была ужасно рада. А потом решила убрать живот, ушки на бедрах. И тут началось. Вес не уходил. Пришлось сократить потребляемые калории до 700 в сутки. Цифры на весах стали падать, как и мое самочувствие.

Анорексия: истории из жизни. Фото анорексичек
Нервные срывы, приступы обжорства, голодовка, слезы, редеющие волосы, ухудшение зрения – это не полный список ужасных последствий. Но все эти невзгоды я не замечала, находила альтернативу потерянной красоте – ногти накладные, короткая стрижка, макияж. А дальше начались обмороки, так я стала попадать в больницу, где меня насильно откармливали. Но дома я снова садилась на голодовку. В результате отказали почки, печень, начался остеопороз, изменился гормональный фон. А при весе 38 кг я умерла».
Анорексия: истории из жизни. Фото анорексичек
Анорексия в истории девушек не приносит нечего хорошего. В конце их ждет разбитая жизнь, сломанная психика, одиночество, инвалидность или даже смерть. Стоит ли этих жертв «принц», идеальное тело или прочие радости, ради которых девушки  начинают худеть?
Анорексия: истории из жизни. Фото анорексичек

Когда сок огурца и 5 граммов шоколада считаются перееданием. Реальные истории больных анорексией и булимией

Ох, уж эти коленки. Они опасливо выглядывают из-под халата и никак не вписываются в общепризнанное представление о красоте. Кости, обтянутые кожей – по телу моей собеседницы можно изучать анатомию. Девушка болеет анорексией уже больше года, ее вес до госпитализации составлял всего 38 килограммов. Она пытается сдерживать слезы и смотрит мне прямо в глаза. А я смотрю на коленки…

Фото: Matthew Scherfenberg


Ежегодно в Беларуси расстройствами пищевого поведения заболевают около 900 человек. По словам врачей, они совершают медленный суицид, ведь анорексия – одно из двух психических расстройств, от которых умирают. Смертность достигает 20 процентов. Чтобы узнать, ради чего молодые девушки губят свою собственную жизнь, мы отправились в РНПЦ психического здоровья. В 10-м женском психиатрическом отделении для лечения нарушений пищевого поведения выделено 10 постоянных мест. В день нашего приезда здесь лежали 16 жертв похудения.

Вместо сложных медицинских определений заведующая отделением Светлана Мельгуй приводит яркие примеры. Анорексия – это когда сок половины огурца и 5 граммов шоколада считаются перееданием. Когда за одну штуку зефира девушка наказывает себя голодом на неделю. Когда долго размышляя о том, съесть большое или маленькое яблоко, пациентка решает отказаться от яблока вообще.

Булимия – это когда можно съесть все содержимое холодильника, кастрюлю супа, обед из 3 блюд, приготовленный на семью из 5 человек, за один присест. Вызвать рвоту. Потом повторить ритуал еще раз – и так минимум несколько раз в неделю. И в том, и в другом случае способы похудения могут быть самыми разными: можно голодать вообще, можно переедать и вызывать рвоту, употреблять слабительные или мочегонные, изнурять себя физическими упражнениями. Две болезни идут бок о бок и, как правило, лечатся одинаково. 

«Однажды посреди ночи я объелась арбузом»

Виктория – та самая девушка, от коленок которой тяжело оторвать взгляд. От худобы ее лицо кажется слегка вытянутым, словно удивленным, брови – приподнятыми, глаза – уставшими. Девушка, действительно, очень устала от своей болезни. За последний год она потеряла многое: молодого человека, друзей, поддержку родных. И все ради эфемерной стройности. Когда Вика начинала худеть, она имела совершенно нормальный для ее роста вес – 55 кг.

Фото: solovej.by


— Решила худеть из-за того, что поехала к подруге, и мне показалось, что она немного худее меня, изящнее. Старалась кушать только 1 раз в день – на работе. Килограммы начали таять, очень быстро я похудела до 45 кг. Мне говорили, что я очень изящная и что больше худеть не нужно. Мне это очень нравилось, я хотела привлечь к себе еще больше внимания, хотела, чтобы мне завидовали. И продолжила худеть.

Следующим этапом стал прием мочегонных таблеток, выводящих из организма воду. Вика признается, что самочувствие было ужасным, постоянная вялость, усталость, раздражительность. Часто слышала про себя: «Она не от мира сего, чумная». Появилась апатия к жизни. На тот момент ее рацион составлял только суп (жидкая его часть), немного сухого хлеба, яблоки и кефир, причем кефир – всего пару раз в неделю. Ночью часто снилась еда, но девушка проявляла чудеса выносливости. Однажды, когда терпеть уже было невмоготу, она посреди ночи «объелась арбузом». Этот случай Вика описывает как «срыв»…

— Приезжала домой и пыталась показать родителям, что кушаю нормально, что со мной все хорошо (Вика жила и работала в другом городе. – TUT.BY). Мать очень сильно переживала по поводу моей худобы. Но я объясняла, что это из-за подвижной работы, обманывала ее. Брала у нее деньги на уколы (мне сказали, что плохое самочувствие может быть из-за недостатка кислорода).

«Это не жизнь, а бесполезное существование. Что же я наделала с собой?»

Фото носит иллюстративный характер: rvnd.ru.


Вес дошел до критической отметки – 35 кг. На тот момент девушка работала продавцом в торговом центре и в рабочее время буквально валилась с ног. Ночью не могла нормально спать, постоянно вставала в туалет из-за мочегонных таблеток.

— Начались отклики. Покупатели перестали заходить ко мне, говорили: «У нее такой вид, что она сейчас рассыплется прямо здесь, она больная, что ли?». У меня в итоге практически остановка сердца была, я не могла на работе нормально с людьми разговаривать. Начали говорить родственники, что со мной нужно срочно что-то делать. Но я была сама в себе, в своей болезни и ничего не слышала. Потом хозяйка магазина поставила мне ультиматум, что если я не поправлюсь, она не продлит со мной контракт. Я собралась с силами и пошла к врачу. Сначала к терапевту, потом меня направили сюда.

В больнице Виктория уже полтора месяца. Поначалу, рассказывает девушка, ей было страшно отказаться от мочегонных таблеток и потолстеть. Мучили угрызения совести из-за каждого приема пищи. Потом, если верить пациентке, она переборола себя, стала съедать все, что предлагают в столовой, и даже начала получать удовольствие от еды и ее вкуса. Девушка гордится прибавкой в 4 килограмма и спешит заверить нас, что дискомфорта от своего нынешнего веса не чувствует. Кажется, что она до сих пор не может объективно оценить собственную внешность. Но присутствует главное — осознание того, что анорексия ведет ее в никуда. Рассказывая о прошлом, девушка не в силах сдержать слез.

— Это была не жизнь, а просто бесполезное существование. Я хочу вылечиться и жить нормально. После того как выйду из больницы, поставила себе цель получить высшее образование, хотелось бы поменять работу, хочу возобновить отношения со своим молодым человеком, которые я разорвала во время болезни. Я всегда придумывала всякие отговорки, что я устала, что мне некогда. Меня начало угнетать, что все мои друзья что-то имеют по жизни, рожают детей, выходят замуж, а у меня ничего этого нет. Что же я наделала с собой? 

Проблема не только в моде на худобу

Случай с Викторией не уникален. В основном истории пациентов, страдающих расстройствами пищевого поведения, написаны как под копирку. Все начинается с нормального для девушек желания стать более стройными и красивыми, а заканчивается серьезными нарушениями психики. Врачи подчеркивают: дело не только в моде на худобу, которая культивируется последние десятилетия. Проблема анорексии известна еще с древних времен, и первой жертвой этой болезни стал, как ни странно, мужчина.

По словам Светланы Мельгуй, есть ряд факторов, располагающих к расстройствам пищевого поведения. Во-первых, это наследственность. Если кто-то из близких страдал психическими расстройствами, депрессией или зависимостями (алкогольной, наркотической, пищевой), вероятность заболеть гораздо выше. Второй фактор – социальный. В обществе сформировалось мнение, что за красивой внешностью обязательно стоит успех, слава и удовольствия, что далеко не всегда правда. Влияют также особенности взаимодействия в семье: позволено ли человеку стать самостоятельным, принимать решения, делать собственный выбор, насколько психологический возраст девушки соответствует паспортному, каким образом формируется женственность, какие ценности культивируются в семье. Как правило, пациенток, страдающих расстройствами пищевого поведения, объединяет стремление к совершенству, перфекционизм, «синдром отличницы». Срабатывает желание быть лучше всех – худее всех.

Фото: gormonivnorme.ru


— Стандартная ситуация: девочка растет в семье, где есть авторитарная мама, где папа постоянно на работе и не особенно участвует в разрешении семейных проблем. Мама запрещает девочке ходить туда, куда ей хочется, и дружить с тем, кто ей нравится. А у знакомых жизнь складывается лучше: кто-то съездил отдохнуть, у кого-то более крутая одежда, а тут еще мальчик, с которым встречалась, вдруг ушел к другой, и она оказалась худее… И вот такая девочка начинает размышлять, почему так случилось, и приходит к выводу, что, наверное, она не идеальна. Поделиться не с кем, а еще мама подталкивает поступать на ту специальность, которая совершенно не интересна. Происходит стресс, который становится пусковым толчком, и девушка начинает выражать свое недовольство ситуацией, воздействуя на тело. 

Чаще всего, начало болезни приходится на подростковый возраст, когда фигура начинает меняться естественным образом, превращаясь из детской во взрослую. Зачастую девушек не останавливает ни замужество, ни рождение детей. Светлана Мельгуй знает несколько случаев, когда больные продолжали вызывать рвоту, принимали слабительные или мочегонные до того момента, пока не замечали выросший живот. Некоторые за время беременности даже умудрялись еще худеть. Хотя для многих девушек, потерявших критическую массу тела, зачатие детей становится невозможным. Наступает аменорея (остановка менструального цикла), и это лишь одно из последствий анорексии.

Кашу спрятать в хлеб, а котлету засунуть в бюстгальтер

Юлии – 25 лет, она весит 34 килограмма, и «критических дней» у нее не было уже давно. История этой пациентки удивительна тем, что девушка совершенно не осознает болезни (или делает вид). По ее словам, она теряет килограммы по непонятным ей причинам, потому как питается совершенно нормально. Юля даже описала нам свой примерный рацион до госпитализации, в котором есть место бутербродам, кашам, супам, печенью и шоколаду. Насторожила лишь одна деталь – «дробные порции».

Она согласна с тем, что выглядит сейчас пугающе. Подробно описывает, что стесняется раздеваться перед родителями, и даже самой ей «страшно смотреть на свое тело». В больнице, рассказывает девушка, за первые три недели она набрала 1,5 кг. Родители радовались этой новости, как дети. Но через неделю на весах было «минус три». С чем связано такое стремительное похудение, девушка не имеет понятия. По ее словам, она съедает в больнице все, что ей дают, и даже балуется шоколадом.

За каждую съеденную порцию здесь можно получить «карточку». Накопленными карточками можно «расплачиваться» за сеансы с психологом и психотерапевтом, свидания с родителями и исходящие звонки. Борьба за карточки, откровенничает девушка, здесь идет нешуточная. Но некоторые пациентки все равно не забывают о своей идее фикс и идут на различные ухищрения. Например, можно ходить кругами по коридору, чтобы потратить съеденные калории (заниматься физкультурой в палатах запрещают медсестры). Можно отдать кому-то еду и сказать, что ты съел ее сам, или аккуратно положить в карман, засунуть котлету в бюстгальтер, а кашу спрятать в хлеб. В общем, фантазия у тех, кто болеет анорексией, работает отлично. Но собеседница якобы не имеет к этому никакого отношения.

Валерия Левитина — одна из самых худых женщин на планете. При росте в 171 см она весит всего 25 килограммов.

«Вечером она уснула, а на следующее утро не проснулась»

На минуту усомнившись в том, что Юлия находится в психиатрическом отделении по адресу, мы сообщили об этом врачу. Оказалось, что отрицание – это всего лишь один из механизмов психологической защиты.

— Это один из способов поддержать свою исключительность: болеют другие, а я загадка, разгадайте мою загадку. То, что девушка продолжает худеть, можно объяснить, во-первых, описанными ею же «ухищрениями». Если Юлия рассказывает это о других, высока вероятность, что это делает она сама. Что я в себе не принимаю, я проецирую на других. Кроме того, дальнейшее похудение возможно за счет катаболизма – процессов распада. Организм начинает питаться за счет собственных ресурсов и тканей. Когда процесс распада начинает преобладать над процессами синтеза, может наступить летальный исход.

Анорексия – одно из двух психических расстройств, от которых умирают. Светлана Мельгуй до сих пор помнит тот день, когда в ее отделение попала 20-летняя девушка, которая выглядела по отношению к своей маме как бабушка. У нее были настолько выраженные изменения, что струпьями облезала с голени кожа. Вечером она уснула, а на следующее утро не проснулась. Произошла остановка сердца. Это тот случай, когда обращение к врачу было слишком поздним и уже ничем нельзя было помочь. В практике психиатра — не единственный. 

На фото – модель Изабель Каро. В 2007 году итальянский фотограф Оливьеро Тоскани снял фотосессию под названием «Нет анорексии», в которой Изабель предстала обнаженной. На тот момент ее вес составлял 28 килограммов. Эта рекламная кампания проводилась с целью привлечения внимания к анорексии. Изабель Каро скончалась в 2010-м году в 28-летнем возрасте, проведя последние две недели жизни в больнице с острым респираторным заболеванием.


Сегодня обращаемость к врачам стала гораздо выше. Девушки меньше стыдятся своей болезни, и это повышает благоприятность прогноза. Тем не менее статистика остается жестокой: смертность до 20 процентов, у 60 процентов пациентов анорексия или булимия переходят в другие психические расстройства – зависимости или даже шизофрению. И только 20 процентов девушек / женщин достигают длительной ремиссии.

«Молодой человек сказал, что у меня большой «тазик»

18-летняя Дарья сейчас на этапе выздоровления. Она лежит в больнице уже второй раз. Год назад ее состояние было критическим: девушка объедалась и вызывала рвоту практически каждый день. После лечения долгое время питалась по расписанию и распрощалась с «белым другом», но недавно снова начала переедать (правда, уже без рвоты). С помощью еды она справляется со стрессами и проблемами. В больнице ее учат другим способам психологической защиты.

А начиналось все, как и в случае с предыдущими героинями, с желания похудеть. Надо сказать, что у Даши потрясающая внешность. Видеть такую девушку в психиатрической больнице, как минимум, странно.

— Помню, молодой человек, который мне очень нравился, сказал: у тебя «тазик» большой. В тот момент я весила 60-62 кг, у меня в отличие от одноклассниц уже была оформлена и попа, и грудь. А все рядом такие худенькие… Начала бегать и ограничивать себя в еде. Постепенно дошло до того, что в течение дня я ела один творог. Уже через год я весила 46 кг. В один прекрасный момент организм начал требовать еды, и я решила возобновить нормальное питание. Но после голодной диеты у меня были настолько сильные боли в животе, что маме пришлось вызывать скорую. И мне врач говорит, выпей литр воды – иди и вызови рвоту, чтобы легче стало. Сначала я пользовалась этим методом, когда болел живот от переедания, а потом подумала: ведь можно так есть, вырывать обратно и вес не будет набираться!

3 литра борща за раз: «Я пыталась ловить моменты, когда родных не было дома»

Девушка ела скрытно. Собирала деньги, которые ей давала мама в школу, покупала пакет продуктов, прятала еду под стол и ела, пока никто не видел. Если вдруг мама заходила на кухню, Даша делала вид, что просто пьет чай. Могла съесть 3-литровую кастрюлю борща за раз – и это не предел. Шла в школу и думала лишь о том, как вернется домой и сможет «нажраться» (другого слова девушка подобрать не может). Все это происходило как раз в то время, когда школьница готовилась к выпускным экзаменам и ЦТ. Новый материал давался с трудом. Был момент, рассказывает Даша, когда хотелось сброситься с 9-этажки и наконец перестать думать о еде. После многочисленных попыток выздороветь самостоятельно девушка рассказала о своей проблеме матери и обратилась в больницу. Сейчас она полностью осознает свою проблему и продолжает работу с психологом.

Светлана Мельгуй подчеркивает, что самому выбраться из замкнутого круга практически невозможно – должна быть длительная поддержка врачей, родственников, других пациентов. Стационарный этап длится 1,5–2,5 месяца. Здесь пациенты проходят обследования, восстанавливают здоровье, им подбирают медикаментозное лечение. Далее начинается самый тяжелый этап — амбулаторный. Здесь важна тесная работа с психотерапевтом, который восстанавливает связь пациента с реальностью. Как правило, для полного излечения требуется вдвое больше времени, чем длилась сама болезнь. Выздоровление не бывает последовательным: время от времени происходят «срывы» и откаты назад. Но если лечение продолжается, у пациента есть все шансы вернуться к нормальной жизни. 

Симптомы болезни:

— подсчет калорий;

— попытки избегать совместных приемов пищи;

— посещение туалета или попытки выйти на улицу, в подъезд сразу после еды;

— постоянные взвешивания и измерения;

— приобретение нежирных продуктов;

— стремление избегать жареного, мучного, сладкого – тогда, когда по физическим параметрам это не нужно;

— изнуряющие физические нагрузки.

 

«Выпадали волосы и зубы». Честный рассказ борющейся с анорексией девушки | ОБЩЕСТВО:Люди | ОБЩЕСТВО

В Международный день борьбы с анорексией — 16 ноября — корреспондент «АиФ-Воронеж» поговорил

с 23-летней Марией Ивановой (фамилия изменена по просьбе героини – ред.) о том, что подтолкнуло ее к отказу от еды и какой путь она прошла, борясь с болезнью.

«Я всегда была полной девочкой»

Виктория Молоткова, «АиФ-Воронеж»: Мария, расскажи, почему ты решила начать худеть? Был какой-то переломный момент?

Мария: Я всегда была очень полной девочкой, искренне убежденной в том, что похудеть не могу. В детстве никогда не было такого, чтобы я вдруг подошла к зеркалу и себе понравилась. Я считала полноту данностью. Например, у одних людей карие глаза, у других – голубые, и изменить они это не могут. Также и с полнотой. Я была единственным ребенком не только в семье, но и в крохотной деревне, где я жила, и кормили меня все, причем жирной калорийной пищей. Бабушка пекла пирожки, пончики, блинчики, все совали мне шоколадки и конфетки. У меня сформировались совершенно неправильные пищевые привычки. Не было ни тени понимания, что я питаюсь неправильно, хотя врачи на медосмотрах меня ругали, отправляли к эндокринологу.

Впервые я задумалась о том, что мне нужно похудеть, в восьмом классе, когда стала осознавать себя как девушка. Я понимала, что вряд ли могу кого-то привлечь таким внешним видом, потому что тогда я достигла своего максимального веса – 90 килограммов. Дразнили ли меня одноклассники? Ну, да. Но не настолько, чтобы меня это мотивировало.

После девятого класса я перешла в другую школу, это было для меня большим стрессом, и я просто потеряла аппетит. Я скинула килограммов пять, мне стали делать комплименты, и я вдруг подумала: «Ух ты, как здорово! Я, оказывается, могу худеть». И похудела еще на пять килограммов, уже ограничивая себя в питании. Я тогда еще не знала про подсчет калорий и делала это интуитивно. То, что казалось мне вредным, я исключала, ела больше фруктов и овощей. Школу я закончила с весом в 65 килограммов.

В университете у меня была тяжелая финансовая ситуация. Я училась, много работала, и вес уходил сам собой. Я экономила на всем: не ездила на маршрутке, ходила пешком, в университете не обедала, жила перекусами утром и вечером. К концу первого курса я весила около 55 килограммов, и это был мой здоровый вес. Надо было бы на этом остановиться. Но потом произошел ряд трагических событий – развод родителей, смерть бабушки. Я похудела до 50 килограммов. У меня пропал менструальный цикл, я плохо себя чувствовала, начали выпадать волосы.

— Ты обращалась к медикам за помощью?

— К тому моменту, когда я решила обратиться к врачу, месячных не было уже месяцев пять. Но эндокринолог сказала, что это мой здоровый вес, и посоветовала диету для его поддержания. Я подумала, что на этой диете я могу поправиться, и стала сильно урезать порции.

Моим идеалом были 48 килограммов, потому что мама в моем возрасте весила столько же и выглядела очень худой. Я смотрела на ее фотографии и думала, что хочу быть такой же. Хорошо помню момент, когда взвесилась и поняла, вот они — заветные цифры. Но из зеркала на меня по-прежнему смотрела очень полная девушка.

К тому моменту у меня развилась дисморфофобия – неадекватное восприятие собственного тела. Если я прибавляла 200 граммов, мне нужно было моментально их скинуть и парочку килограммов за компанию. В этот момент началась острая стадия моей анорексии.

Я обращалась к психологам, психиатрам, мне была оказана не очень удачная медицинская помощь — такая, что я чуть не умерла. Я решила, что врачей в истории моего восстановления больше не будет.

За лето я похудела еще на десять килограммов и весила уже 37. Я была очень активна в этот период: просыпалась утром, съедала огурец и помидор, запивала это колой и шла тратить калории. Я много ходила пешком, у меня была норма – минимум 15 тысяч шагов в день, но я всегда делала больше. К августу у меня уже не было сил, но я все равно считала, что должна расходовать калории. Я помню, как выходила из дома и переползала от лавочки к лавочке, потому что больше 15 шагов сделать не могла. В один день я проснулась и поняла, что не могу встать с кровати. У меня постоянно кружилась голова, я мерзла, у меня выпадали волосы, потом начали выпадать зубы.

«Семью воспринимала как врагов»

— Как близкие относились к твоей «диете»?

— Моя мама достаточно быстро сдалась. Она боролась со мной какое-то время, но потом стала говорить: «Мы все умрем». Она повторяла это как мантру. Иногда она кормила меня насильно. Мы жутко конфликтовали, потому что в острой стадии анорексии я была очень злой, меня не интересовало ничего, кроме веса и калорий. На подсознательном уровне мне было очень жалко мою семью, но когда они заставляли меня есть, я воспринимала их как врагов.

Когда мы с моим будущим мужем Лешей начинали встречаться, я весила 65 килограммов, а он был очень худым. В состоянии пышечки я ему очень нравилась. Он никогда в жизни не говорил мне сбросить вес. Когда я начала худеть, он сказал: «Тебе и так хорошо. Но если для тебя это важно, я не против». Он очень поздно заметил, что у меня проблемы с едой.

Леша был единственным человеком, который всегда говорил, что я выздоровею, что у нас все будет хорошо, что у нас будут дети, семья. Он буквально кормил меня с ложечки и радовался каждому моему набранному килограмму, повторяя, какая я красивая.

В то время, когда я активно начала худеть, моя бабушка ослепла. Теперь она на ощупь определяет, не похудела ли я, потому что этот страх у нее до сих пор есть.

«У меня остановилось сердце, я не дышала»

— Как ты решила бороться с анорексией?

— Был переломный момент, когда я поняла, что с этим нужно что-то делать. Мне назначили лошадиную дозу антидепрессантов. На тот момент я была сильно ослаблена и в первый день, когда их выпила, уснула моментально. На следующий день я ходила как сомнамбула, в коридоре вуза меня ловили преподаватели. На следующий день я повторила прием, и ночью мне стало очень плохо. Я пошла выпить воды и очнулась в коридоре, куда меня перенесла мама. У меня остановилось сердце, я не дышала, не реагировала, мама поднесла к моему лицу зеркальце — дыхания не было, пульс не прощупывался, я была ледяная.

Все обошлось, но после этой истории я поняла, что мне нужно что-то делать. У меня начался страшный голод. Я стала есть все подряд. Начались отеки, болело все тело. Это было страшно. Я набрала килограммов пять, обрадовалась, посчитала себя здоровой, хотя весила чуть больше 40 килограммов. В этот период я вышла замуж, и когда мы с мужем поехали в свадебное путешествие, у меня случился рецидив, я опять начала худеть. Я достигла своего минимального веса — меньше 37 килограммов.

Тогда я отказалась от взвешивания, что советую делать всем анорексичкам, потому что цифры очень замедляют восстановление. И началась вторая волна восстановления, в десять тысяч раз более трудная, чем первая. Отеки, боли во всем теле. Я могла надеть на пять минут носки, и они отпечатывались на моих ногах так, как будто кожу касалась раскаленная кочерга. Этот вес и этот вид очень отравлял мою жизнь. Я каждый день рыдала, но знала, что если я сейчас опять похудею, то в моей жизни дальше ничего не будет.

— Контролируешь ли ты свой вес сейчас?

— Я не слежу сейчас за своим весом так, как следила раньше. Сейчас я вешу 48 килограммов, это считается моим здоровым весом, хотя проблемы со здоровьем все равно остались. Из-за них не могу питаться как обычные люди и есть, что хочу. Если бы здоровье позволяло, я бы наверное ела все. Еда – это энергия, поэтому на вкусе я стараюсь не зацикливаться.

«Я призываю не судить людей по их внешности и весу»

— Что ты посоветуешь девушкам, недовольным своим весом?

— Когда мне пишут девочки, желающие похудеть, я им, конечно, отвечаю, но советов по похудению не даю. Я очень хорошо знаю, что и как нужно сделать, чтобы сбросить вес. Но эти советы еще никого до добра не доводили. Поэтому девочкам, которые ко мне обращаются, я стараюсь кратко рассказать свою историю и предостеречь.

Недовольными своим весом могут быть и очень худые люди. По человеку, который идет по улице, нельзя сказать, есть ли у него расстройство пищевого поведения. Девочка может весить 80 килограммов и при этом быть анорексичкой. У нее в голове может твориться хаос, кошмар, она может ненавидеть себя, свое тело, считать калории, худеть, срываться, набирать вес. Я знаю очень многих, которые после анорексии уходили в булимию и годами переедали.

Я призываю не судить людей по их внешности и весу. У нас в обществе до сих пор есть стереотип, что анорексички – это девочки, которым нечего делать, не жалко своих родственников. Чаще всего к анорексии есть генетическая предрасположенность, проявится ли она, зависит от эмоционального климата в окружении человека. Чаще всего анорексии подвержены перфекционистки, которые во всем хотят быть идеальными.

Мне бы очень хотелось привлечь внимание к этой проблеме. Если кому-то вдруг становится понятно, что у его знакомого очень странные отношения с едой, возможно, нужно протянуть этому человеку руку помощи и просто поговорить с ним об этом. А еще лучше — найти квалифицированную медицинскую помощь, потому что психотерапевта, который может работать с этим заболеванием, мне удалось найти только с седьмой попытки.

Комментарий медицинского психолога

«Анорексия не такая уж и безобидная болезнь. Это стойкое расстройство, которое характеризуется рецидивами (по некоторым данным, у 25% пациентов) и развитием различных соматических и психических расстройств, — говорит доктор психологических наук Марина Ларских. — Лечение нервной анорексии затруднено, во-первых, из-за отрицания больной своей болезни, во-вторых – из-за выраженного страха пациентки набрать лишний вес. Кроме того, общество, родители, сами пациентки не понимают всю опасность анорексии, рассматривают ее как «причуду» или «очередные капризы». А ведь нервная анорексия может привести даже к смерти – по некоторым данным, от нее умирает 20-25% больных. Это очень сложные больные – они вроде бы все понимают, со всем соглашаются, но просто отказываются от пищи под различными предлогами («я уже поела», «болит желудок», «поем завтра»), вызывают рвоту после приема пищи или делают изнуряющие физические упражнения (бегают, прыгают, плавают часами, лишь бы сжечь калории). Что интересно, больные с нервной анорексией любят еду – они с удовольствием будут говорить о различных продуктах и рецептах, любят готовить, накрывать на стол, кормить других, но сами не едят.

Анорексия — страшная болезнь, ласковый убийца. Сначала встречаешь худеющую девушку в отделении неврозов — она еще полна сил и энергии, стройная и красивая, только хочет чуть сбросить вес, а тут лежит, потому что настояла мама. Потом она ложится во второй, третий раз. Говорит, что все хорошо: «Мама настаивает, а так я ем». Она уже не так очаровательна, волосы становятся тусклыми и редкими, глаза — грустными, но улыбается, со всем соглашается и обещает есть.

Потом вдруг встречаешь ее уже в общем отделении. Приветливо улыбается тебе, рада встрече, говорит: «Все нормально, но только врачи настаивают на наборе веса, а как наберу, так меня переведут в отделение неврозов или вообще домой отпустят». Выглядит ужасно – кожа серая, на лице одни глаза, во рту недостает зубов. «Институт пришлось бросить, сил нет ходить, мерзну все время, но вот скоро поправлюсь и все наладится». Но голос слабый, и я вижу, как она после обеда делает из последних сил зарядку. Потом узнаю, что умерла в реанимации».

злой и опасный протест.» Наша читательница рассказывает о том, как заставляла своё тело исчезать

anoНервная анорексия – пугающее расстройство, о которым мы обычно узнаем из трагических новостей (“ушла из жизни модель”) или со слов родственников и знакомых больных (“моя дочь сидит на каком-то сайте, я не знаю, что делать”).

Наша читательница, Арнери (псевдоним), рассказала нам о том, как анорексия стала важнейшей частью ее жизни. Как это состояние началось, развивалось и выглядело изнутри. Финал истории будет опубликован отдельно.

Анорексия, булимия и другие термины

ED в данном тексте означает Eating Disorder, расстройство питания. Это общее название для группы психических болезней. Традиционно в ED включают нервную анорексию, булимию и компульсивные переедания.

Очень важно разделять нервную анорексию и просто анорексию. Анорексия в широком смысле — синдром, отсутствие чувства голода и нежелание питаться. Если вы с похмелья и на еду смотреть не можете, у вас тоже анорексия. Просто не самостоятельная психическая болезнь, а синдром, сопровождающий похмелье, временная и неопасная штука.

Нервная анорексия же — целый комплекс синдромов и глубинное психическое расстройство. Это не только и не столько фактическая потеря веса. Нервная анорексия — в голове. Бывают толстые анорексички. Бывают средних размеров анорексички.

Как и любое психическое заболевание, нервная анорексия не всегда определяет жизнь той, которая ей болеет. И, как и любое психическое заболевание, она может быть очень разной, в разных фазах, в разной степени. Кто-то голодает приступами, кто-то совсем до нуля, кто-то все же что-то ест. У кого-то есть мания телесной чистоты, у кого-то нет. Кто-то пьет мочегонное, потому что двинута на цифре на весах, кто-то носит на талии тонкую цепочку, которая впивается в тело при малейшем увеличении объемов. Кто-то режет себе руки, а кто-то свою кожу холит и лелеит.

Булимия — тоже психическая болезнь. Это не черта характера, не способ привлечь к себе внимание и не способ похудеть, это полноценное мозговое расстройство. Заключается оно в том, что булимичка внезапно чувствует острый голод, объедается так, что в это трудно поверить, а потом стремится избавиться от съеденного — вырвать чаще всего, или принять слабительное, или и то и другое. Некоторые сразу после срывов бешено занимаются спортом. Некоторые не могут избавиться от еды, и переваривают, что съели. Это редко, и это хорошо — больше шансов выкарабкаться.

И от булимии, и от анорексии можно умереть или остаться инвалидкой. Вообще я не знаю ни одной женщины, которая бы вышла из ed без какой-нибудь физической хронической болезни. У меня лично проблемы с суставами, подпорченные зубы, гастрит и холецистит. И низкий гемоглобин, из-за которого у меня редкий час проходит без головокружения. Это, похоже, со мной навсегда.

Я сама не понимаю, почему булимию и анорексию разделяют в два разных заболевания. Я называю то, чем болею я, расстройством питания или ed. Потому что у меня булимия и анорексия — фазы одного и того же процесса. Сначала я была анорексичкой, потом стала булимичкой, потом постепенно выкарабкалась и теперь мое расстройство находится в стадии ремиссии. Я не голодала больше двух лет, булимических кризисов у меня не было больше года. Но я не верю, что я могу вообще-совсем победить свое расстройство, и тому есть причины.

Я выгляжу совершенно нормальной, мой контакт с телом лучше, чем у многих, я поддерживаю бодипозитив — и все же я анорексичка-булимичка, и я психически больна. Привет.

Я решила стать красивой

ano1Когда началась моя болезнь, я точно сказать не могу. Если проследить формальную хронологию, то так: где-то в сентябре 2010 года я решила, что хочу быть красивой в глазах других людей. В том году я поступила в институт, и мне не хотелось стать там такой же «умной, но странной», как в школе. Я стала отращивать волосы, активно и по моде пользоваться косметикой, и одновременно — полнеть из-за смены ритма жизни.

В последнем классе школы у меня появился парень сильно старше меня, которого я вовсе не любила — он мне был нужен, чтобы быть как все. В январе 2012 года он изнасиловал меня на свидании. За этим последовало подозрение на беременность, разрыв отношений с его стороны, отвратительная ссора с матерью и мой нервный срыв. Я не ела и почти не пила около десяти дней от стресса, и крайне нерегулярно, но помногу ела еще пару месяцев.

Думаю, это был первые звонки. Я разорвала отношения со всеми друзьями, ни с кем не общалась и глубоко замкнулась в себе. Мне казалось, мой мир рухнул в одну минуту, мне не к кому было пойти, нечего делать, я сама урезала общение и интересы. Потом я переживала что-то вроде ПТСР: сильная бессонница, обострение фобий, стремление то спрятаться, то выставить себя напоказ. Свободными днями я оставалась дома и ела бутерброды, смотрела мультфильмы; или уезжала в торговые центры и там бесцельно бродила по магазинам, ничего не покупая. Я сильно растолстела.

Я могу себя контролировать

К апрелю 2012 года я весила около 80 кг. Я восстановила отношения с друзьями, влюбилась. У меня появились кое-какие силы, и так уж совпало, что я посмотрела эпизод документального шоу «My shocking story» — «Сын весом в полтонны». Там целый сюжет, и он очень… Очень взял меня за душу. История совершенно здорового от рождения парня, вес которого шкалит из-за психологических проблем — его и его матери, потерявшей первенца и теперь боящейся потерять второго сына… Мальчик в шоу был моим ровесником. Мне стукнула в голову мысль: боже, у меня же есть тело. Я могу бегать, плавать, петь, заниматься сексом. Я могу жить. Я не хочу быть как этот парень, запертый в четырех стенах из-за своих травм.

ano6Контакт с телом у меня был ужасный. Я не чувствовала холода и жары, не знала чувства голода, могла днями не ходить в туалет. Ни о каком спорте речи не шло.

Я решила взять под контроль свое тело. У меня было четкое убеждение: тело — инструмент, и мне надо его использовать как можно эффективнее. Тревога, нервное напряжение, жизнь, рухнувшая как карточный домик в один день — все это меня измучило, и My shocking story стала зажигалкой, от которой вспыхнула моя болезнь. Мне казалось, я смогу контролировать все питание и весь расход калорий, смогу знать свои объемы с точностью до сантиметра, и тогда буду счастлива. Хоть что-то я буду держать в своих руках, хоть где-то достигну успеха. Тогда я уже разочаровалась в учебе в вузе и считала себя безнадежной неудачницей.

Вот тут-то и ждала меня анорексия.

«Здоровое питание»

Я долго не признавала, что больна. Я считала, что уж со мной-то ничего особого не происходит, я не больна, я оцениваю себя в зеркале разумно — а анорексички видят себя искаженно. Кстати, вот еще факт, который здоровые люди не знают: да, мы, болезные, бредим. Это похоже на настоящие галлюцинации, и, наверное, ими является. Я считала, что я не голодаю, а наоборот, питаюсь правильно.

Я разрешала себе только «здоровую» еду. За один прием пищи я могла съесть объем не больше, чем помещается в одной ладони. Я не ела жареное на масле, то, в чем был видимый жир, исключала быстрые углеводы. Стандартное мое меню было таким:

ano4Завтрак: тонкий ломтик черного цельнозернового хлеба с поджаренным без масла белком одного яйца. Зерновое кофе без сахара и молока. Чайная ложка оливкового масла.
Полдник: небольшое кислое яблоко.
Обед: щепотка овсяных хлопьев быстрого приготовления, залитая кипятком; в эту кашу — три небольших черносливины. Естественно, без сахара.
Ужин я часто пропускала, но если он был — это была 1/4 отварной куриной грудки и, допустим, горстка гречки без масла, тушеной моркови или салата из овощей без заправки. Одна порция — одна ладонь.

Пила я воду, диетическую колу, кофе и зеленый чай. Воды — по четыре литра в день. Иногда ела черный шоколад — совсем черный, 99%, и не больше, чем кусочек размером с ноготь мизинца. Для меня до сих пор вкус тающего на языке черного шоколада и крепкого кофе — вкус контроля, силы, угара анорексии. Зеленый чай ассоциируется с ее адом, а черный шоколад и кофе — с ее раем.

На изменение моей диеты никто никак не отреагировал. Я не рассказывала про свои планы ни одной живой душе, а в тарелку у нас в семье заглядывать не принято. Тем более что после зимней ссоры я предпочитала не есть с матерью за одним столом — мне было психологически очень тяжело это делать. Я не ходила туда, где была еда, встречалась с друзьями для галочки, в кафе пила диетическую колу и кофе. Мне не было нужды прибегать к обычным хитростям анорексичек — размазывать еду по тарелке, чтобы казалось, что ее больше, пачкать посуду, чтобы казалось, что я поела. Всем было все равно. Никто не ожидала от меня такого.

Спорт до победного

Мне подарили велотренажер, и я стала заниматься на нем каждый день — от сорока минут до полутора часов. Я сама купила себе массажный обруч — выбрала самый тяжелый, четыре килограмма. Поначалу крутить его было очень больно. Обруч гулял по ребрам и груди, поясница, живот и бока у меня были в глубоких кровоподтеках. Но постепенно кожа привыкла. Крутила я обруч также каждый день, по полчаса. Еще я занималась с гантелями и приседала. Принимала злейший контрастный душ.

Со своего дня рождения я стала терять вес быстро. Порой у меня уходило по килограмму в трое суток. Я записалась на аэробику, на которую проходила полтора месяца — с середины августа до конца сентября. Групповые занятия у меня не пошли. Тренер оскорблял меня, кричал на всю группу, мог больно хлопнуть по плечу или спине, фамильярничал и комментировал мое тело, однако я была уже в таком психологическом состоянии, что это пролетало мимо меня. Я сама себя оскорбляла куда хлеще.

К сентябрю я сбросила больше 20 кг и стала весить 56 кг — это был мой минимум. У меня были параметры 100-64-102. При моем росте 169 см, 56 кг — не так уж мало. Скорее, средне. Однако общий ритм жизни, бессонница, постоянные скандалы с матерью и уменьшающиеся на глазах порции в сочетании с тренировками стали меня подкашивать.

Я стала падать в обмороки. Сначала головокружения бывали только по вечерам, обычно после тренировок и душа. Я присаживалась на край ванной и приходила в себя. Потом головокружения превратились в полноценные обмороки, которые все учащались и удлинялись. Тут я хочу остановиться поподробнее на том, что было у меня внутри во время анорексического периода — постоянно голодного, злого и высокомерного, периода моего успеха.

Я нашла группу поддержки

Приняв решение взять свое тело под контроль и составив график жизни — еды, сна, спорта, — я обрела поразительную, невиданную для меня уверенность в себе. Я собирала информацию, прошла онлайн-курс диетологии, и наткнулась на тусовку про-ана. Меня приняли в закрытую группу вконтакте, где анорексички-булимички делились своими трудностями и искали поддержки. Еще был сайт anorex.ru — там больше тех, кто решил выкарабкаться, но для многих анорексичек стремление победить болезнь и стремление молиться на нее перемешано в густой коктейль. В правилах было жестко прописано: нас не интересуют мужское мнение. Нас не интересуют дети. Нас не интересует, красиво мы выглядим с вашей точки зрения или нет, и не надо читать нам мораль. Мы делаем, что считаем нужным, потому что мы так решили.

ano2«Из всех причин похудеть имеет значение только одна: я могу это сделать». 

В про-ана тусовке принято поддерживать и не принято осуждать, советовать, причитать и вообще лезть не в свое дело. Там практически чисто женское пространство, много травмированных людей, с проблемами с родителями. Много людей из ЛГБТКИА+ сообщества.

Мы делились опытом, обсуждали диеты и заливали в фотоальбомы thin inspiration — фотографии красивых, тоненьких, порой откровенно костлявых женщин. Это действительно вдохновляло. У этого есть декадентский шарм. Мы говорили о музыке и моде, об учебе, о книгах, о зверях. Мы были в одной лодке, некоторые из нас голодали неделями, лежали в больницах, пили антидепрессанты, некоторые рвали по четыре раза в день. Кто-то весил 45 кг — это волшебная цифра, идеал. Кто-то больше, и они часто не озвучивали свою массу тела. Мы ругали сами себя последними словами, но никогда не ругали других анорексичек.

Если загрузить свою фотографию и спросить «сколько мне сбросить», можно получить ответ: 10, 5, 2 кг, или — не надо нисколько, ты мой идеал. В ином случае давать советы — не комильфо. Мы были нежны друг с другом. Где еще можно написать: «Я сегодня блевала, и у меня пошла горлом кровь. У кого было? Что делать?» И получить поддержку без осуждения, без криков «прекращай голодать/рвать, слезай с колес, иди к врачу». Все там знали, что это хорошие советы, которые не работают. И все просто были рядом. Говорили: держись, живи, подлечись, полощи горло хлоргексидином, я покупаю таблетки без рецепта в этой аптеке. Вот тебе картинка красавицы, не срывайся в зажор. Мы обсуждали отказывающие почки — многие пили мочегонные, чтобы разогнать отеки и снизить массу, говорили об антидепрессантах — популярен был подавляющий аппетит флуоксетин, для друзей — флу. Я не пила никаких таблеток — у меня не было денег их покупать и места их прятать, и это меня уберегло. С таблеток любого назначения слезать сложнее всего, сложнее, чем начать есть.

Мы плели красные фенечки. Красная нитка на запястье — символ анорексии там, где я тусовалась. И еще стрекоза. В адском котле, в котором мы все варились, было тепло.

Про-ана субкультура была для меня привлекательна тем, что там были люди, которые тоже чувствовали себя одинокими аутсайдерами против всего мира. Они тоже лгали, утаивали свою болезнь. И там считалось, что каждая из нас сделала свой выбор — в пользу болезни, худобы и медленной смерти, на самом деле, но это было не важно. Мне нравилось, что мой выбор считался весомым достаточно, чтобы меня в нем поддержать. Мне нравились сами идеи: очиститься до конца, стать идеальной, а потом — что потом, какое может быть потом, если ты замерла, остановила процесс взросления, избавилась от месячных, твоя кожа суха, в желудке ничего нет? Зачем нужно «потом», когда ты кукла? Потом — только смерть. Об этом не принято было говорить, но все это понимали — из тех, кто шла до конца, конечно. Кое-кто приходила к нам «просто похудеть». Их пугал экстаз, пугали диеты, пугал мрачный юмор и полное наплевательство на свое здоровье и мнение окружающих. Они быстро уходили.

Есть такой миф, что анорексички помешаны на своей внешности и цель всего — похудеть до модельных параметров, стать девушкой с обложки. Это не так. Многие из анорексичек сами считают, что они худеют ради красоты — но это обычно начинающие. Обидные замечания насчет веса и прочее подобное могут только дать повод к началу похудения. Пропаганда худобы подсказывает благословенный обществом способ саморазрушения. Потом, когда болезнь набирает силу, красота для многих становится совершенно неважна. Для меня тоже стала. Я одевалась в красивую женственную одежду, носила каблуки, ухаживала за выпадающими волосами, но во мне не было ни капли желания понравится.

ano5Уход за внешностью был жестом презрения к миру: вы любите красивых и вам не нравится, когда красивые пинают вас под брюхо своими остроносыми лодочками — ну вот, я теперь красавица и я буду вас пинать. Если бы в мире ценилось знание математики, я бы учила математику в тот период — чисто чтобы никогда ее не применять и смотреть Симпсонов вместо принесения пользы. Мне хотелось наказать весь мир за его неприятие меня, за то, что он меня отверг; и у меня появилось чувство, что я теперь могу это сделать. Я худела. Я могла ограничить себя и не срываться — и это дало мне такой заряд уверенности в себе и высокомерия, почти презрения к людям, что я как будто стала другим человеком. Мне было плевать на людей. В кои-то веки.

Моя новая мать

Анорексия, Ана, как мы ее зовем — это внутренний Родитель. Такая вот у нас мать, зачастую совсем не похожая на наших биологических матерей. Это почти совсем отдельная часть личности — ни у кого я не встречала такой точной и яркой персонификации болезни, как у анорексичек и у себя в их числе. Ана воспринимается как отдельный голос в голове. Она хвалила меня, когда я отказывалась от еды, когда на мне внезапно начинали болтаться джинсы. Когда я занималась на велотренажере дольше, чем планировала. Она называла меня своей любимой и умничкой, когда я записалась на аэробику. Но когда я срывалась, съедая что-то запрещенное или пропуская тренировку, Ана оскорбляла меня самыми отвратительными словами и моими руками царапала мне лицо.

Я представляла себе Ану как стройную, высокую красивую девушку чуть старше меня, с умным и едким взглядом зеленых глаз. Иногда же она казалась мне змеей. В любом случае, Ана была мной, и Ана была отдельно, и она стала моей лучше подругой и моей поддержкой. Я действовала от ее лица, когда мне нужно было проявить характер. Если кто-то посторонний обижал меня, то Ана яростно становилась на мою защиту. Я сама защищала себя, но чувствовала себя при этом ею. Тренеру можно было оскорблять меня, ведь, по мнению, Аны он говорил дело. Другие анорексички были не подругами, но соратницами и поддержкой, и я тоже поддерживала их — ведь мы в некотором роде были сестрами по матери. Ана говорила мне: «Ты сможешь». Она говорила мне: «Умничка». И я готова была променять весь свет на нее, больше мне никто тогда была не нужна. В этой болезни скрыта огромная поддержка. Ана научила меня опираться только на себя.

Я никогда не сомневалась, что Ана — часть меня, и для меня было настолько вновинку найти в себе такую силу, такую независимость, такой характер и смелость, решимость, волю! Я впервые гнула свою линию до конца. Это был бесценный опыт, и вот это я хочу отметить особо.

Как бы не кощунственно это звучало, но нервная анорексия принесла мне пользу. Я уважаю себя в период болезни, уважаю все свои безумные, больные выборы и решения, истерики и голод.

Я не знаю, где была бы сейчас, не случись со мной нервная анорексия. Да, она повредила мое здоровье, да, она могла убить меня, и вообще жить в ней — это ад. Это полная правда, и я никому не пожелаю такого. Но анорексия — это защита. Как повышение температуры само по себе может убить, но служит для того, чтобы сварить вирус в собственной крови человека, так и нервная анорексия — защитный механизм. Эта защита почти никогда не срабатывает, но всегда рикошетит в больную. У меня она сработала, хотя и срикошетила знатно. Я нашла в себе силы, опору и страстное желание отстоять себя, свои личный границы.

Анорексия — злой и опасный протест против жизни во лжи, в чужих рамках, против давления, насилия и одиночества. Это попытка взять под контроль хотя бы то, что неотчуждаемо от любой личности — свое тело. Тело — последний бастион самости, последнее, за что можно зацепиться, когда живешь в постоянном обмане изнутри и снаружи, и анорексия — попытка голодовкой отстоять этот бастион.

Почему это случается?

Почему одни травматики болеют расстройством питания, а другие нет, я не знаю. Думаю, тут существует предрасположенность — и физическая, и биографическая, и личностная. Анорексички обычно контрол-фрики, послушные милые девочки, которые дико устали от того, что живут не свою жизнь, что родительская планка для них поставлена очень высоко и постоянно повышается, устали от побоев, холодности, удушающей близости, постоянного стресса. Для нас важно быть социально приемлемыми — отчасти потому мы именно худеем, ведь этот способ самоубийства поощряется нашим обществом.

ano3У многих анорексичек есть склонность к самоповреждению, селф-харму. Боль позволяет наказать себя и одновременно дает чувствовать себя живой. Я царапала себя лицо и руки. Кто-то неумеренно пьет, вырезает на своей коже слова, как на древесной коре, и прижигает себя сигаретами. В любом случае — мы хотим умереть, но мы хотим и жить, и хотим очень страстно. Мы скучаем по материнскому теплу (или у нас его переизбыток). Мы чувствуем себя одинокими. Мы нуждаемся в силе. Мы хотим быть любимыми и тоскуем по любви и принятию нас, именно нас, не чужих фантазий на нашей основе, не идеальных детей, которые должны были бы родиться вместо нас, не журнальных красоток, не наших масок. Нас самих. Личностей. Живых людей.

Самое основное, объединяющее всех моих знакомых анорексичек — нас овеществляли. Были ли это родители, требующие от нас невозможного, мужчины, насиловавшие нас, или профессия, в которой на нас смотрят как на мясо, но в нас не видели людей. Это основа и причина. Поводом же может быть что угодно. Самый частый — стремление похудеть ради красоты, но есть и другие.

Среди поводов к наступлению анорексии я знаю, например, гендерную дисфорию: мне знакомы несколько людей, которые чувствовали себя не женщинами, но жили в женском теле, и которые мучительно пытались уничтожить свою феминность. Они хотели иметь мужское тело или «андрогинное» (растиражированный стандарт тут — тело мальчика-подростка), но в любом случае такие люди опасно бинтовали грудь и худели до последней черты. Далеко не все транссексуалы имеют склонность к анорексии, но некоторые анорексички болеют из-за невозможности иначе принять свою транссексуальность. Сюда же и трудности в признании своей ориентации: не зная, что такое асексуальность и не зная, что можно просто жить с такой ориентацией, ни перед кем не оправдываясь, женщины пытаются убить в себе все сексуальное, все, выдающее в них живое существо, а не куклу. Такое я тоже видела.

Есть еще такая предпосылка, как желание задержаться в детстве. Нежелание взрослеть, отрицание взрослости. За этим скрыто желание прожить нормальное детство, или страх одиночества, или просто родительский запрет на рост: мы любим тебя, пока ты малышка. Зачастую у таких анорексичек родители со стороны выглядят просто помешанными на своих детях. Но на самом деле — их дочери всего лишь продолжение родителей, а не отдельные личности, и это ужасно давит.

Есть, наверное, и другие поводы. Я знаю историю женщины, которая просто в какой-то момент стала забывать поесть — кажется, счастливая жизнь, все в достатке, но еда постепенно исчезала из ее расписания. То есть, анорексия может прийти вообще без повода.

Заканчивать такие посты принято рекомендациями родным и близким: что делать, как помочь. Я мало что могу тут сказать. Меня бы не остановили никакие разговоры по душам, а любое давление и насилие бы только подтолкнуто идти дальше. Но, думаю, если бы кто-то каждый вечер настырно варила лично для меня чашку какао и ставила на мою тумбочку, ничего не говоря, не объясняя и не требуя, я бы однажды перестала игнорировать эту чашку.

Текст: Арнери

Фото: Shutterstock

Реальная история: у меня анорексия, я выжила

В 19 лет я отравилась, да так сильно, что за пару дней с меня слетело несколько килограммов. И менструальный цикл тут же снова сбился. То есть прекратился. С перепугу я быстро отъелась обратно, но он так и не вернулся. Врачи сказали, что у организма стресс наложился на стресс —и нужен избыток массы, чтобы репродуктивная функция восстановилась. Я отъелась до 56 кг… Не помогло.

Я решила, что раз ничего не поменялось, то надо хотя бы стройность вернуть. Записалась в тренажерный зал и влилась в модное течение «Фитнесняшек». Качалка, белковая диета, сушка, спортивное питание — все это стало для меня святым. Я даже выучилась на спортивного диетолога и фитнес-тренера, на данный момент успешно работаю в этой сфере. Мое помешательство продолжалась два года, я пришла к весу 50 кг, но не просто похудев, а наработав шикарные рельефные мышцы.

Вышла замуж… И снова начала ходить по врачам, потому что мечтала о беременности. Все врачи (абсолютно все!) уверяли, что жировой клетчатки недостаточно, что организм в состоянии глубокого стресса и нужна гормональная терапия.

На гормонах я поправилась до 61.5 кг. Спасибо мужу, который не просто поддержал, а делал все, чтобы мне было комфортно в новом теле. Пел дифирамбы и даже заставил меня поверить в то, что в таком весе мне лучше. Он помог мне победить свои пищевые страхи, ибо все, что не относилось к категории «правильное питание», вызывало у меня нервные приступы. Я прилагала неимоверные усилия, чтобы побороть жирофобию, сахарофобию и научиться есть беззаботно, как в детстве, не думая о калориях. Через полгода ежедневной мучительной борьбы я стала нормальным человеком. Я не вставала на весы несколько месяцев. Мне успешно отменили гормональную терапию, без таблеток мой вес опустился до 59 кг и спокойно стоял на этом весе без контроля в питании. Для поддержания организма я начала иглорефлексотерапию и гирудотерапию, познакомилась с восточной медициной. Цикл отрегулировался, кожа очистилась. Врачи говорят, что организм готов к беременности.

Но я пока не готова. Я точно не хочу повторения истории. Бывших анорексиков не бывает — это точно. Болезнь меняет свои формы, но остается глубоко в голове. В моем случае она прорывается наружу всегда, когда я получаю стресс. Она тут же заставляет меня взять под контроль свое питание, образ жизни — и только так я могу успокоиться. Однако, несмотря на всю ту боль и разрушения, которые мне принесла болезнь, я ей благодарна. Во-первых, в 15 лет я поняла, как важна семья. Когда тебе плохо, ты не нужен никому, кроме нее. Во-вторых, именно мой фанатизм определил мою профессию. В меру сил я стараюсь просвещать девушек, которые ко мне обращаются, объясняю, к чему может привести их желание «сбросить 3 кг за неделю» или похудеть на N кг, которые при их исходном весе могут быть критичными для здоровья и жизни. Я четко обозначаю, где черта, через которую переступать нельзя, и никогда не берусь за тех, чей запрос явно противоречит медицинским показаниям.

Кроме того, я стала помогать тем, кто уже попал в ловушку анорексии. Я общаюсь и переписываюсь с ними на форумах и соцсетях. Я стараюсь их поддержать и помочь выбраться из этой беды. Только пройдя этот путь, я понимаю, что испытывает человек, и могу подобрать правильные слова. А знание диетологии дает мне возможность вытаскивать людей с этого дна.

Фото: shutterstock.com, архив атора

Читайте также:

ИМТ — величайший миф диетологии

13 анализов, которые нужно сдать, если не получается похудеть

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *