Разное

Скрытый дефицит железа: Современная фармакотерапия железодефицитных состояний » Медвестник

Содержание

Хороший гемоглобин – еще не показатель

Устаете на «ровном месте»? Возможно, вашему организму не хватает железа.

Врачи утверждают, что железодефицитные состояния испытывают многие белорусы, но даже не догадываются об этом.

– Есть понятия железодефицитной анемии и латентный дефицит железа, – рассказала корреспонденту 1prof.by заведующая консультационного отделения Минского клинического консультативно-диагностического центра Татьяна Рачкова.

 – Об анемии говорит низкий уровень гемоглобина, а вот латентное состояние – это когда уровень гемоглобина еще нормальный, а запасы железа уже истощены. Стопроцентное подтверждение такого состояния – низкий уровень ферритина. Развитию железодефицита могут послужить заболевания желудочно-кишечного тракта, а у женщин – гинекологические проблемы. Как показывает практика, скрытой формой железодефицита страдает 30% белорусок репродуктивного возраста, железодефицитная анемия встречается у 10%. Это достаточно большой процент, учитывая, что я не беру в расчет беременных и кормящих женщин.

– Какие симптомы должны заставить человека проверить кровь на ферритин и почему речь идет именно о нем?

– Уровень ферритина всегда отображает реальную картину дел, в то время как сывороточное железо – достаточно субъективный показатель, он может меняться по разным причинам. Что касается симптомов, лучше их не дожидаться: любой из нас должен сдавать обычный анализ крови хотя бы раз в год. Внеурочно выполнить общий анализ крови и уровень ферритина нужно, если вы начали чувствовать не характерную слабость при обычной физической нагрузке. Еще к частым симптомам относятся: одышка, чувство нехватки воздуха в плохо проветриваемом помещении (хотя раньше вы вполне спокойно переносили такую обстановку), предобморочное состояние, ломкость и истощение ногтей, выпадение волос, извращение вкуса: люди хотят есть сухую гречку или мел. Чтобы определить причину железодефицита, необходимо пройти доступные обследования. Женщинам, в первую очередь, показан осмотр гинеколога, поскольку постепенно истощить запасы железа могут даже обильные менструации. Второй шаг – надо, как говорят в народе, «проглотить зонд». Дело в том, что биопсия, проведенная при этой процедуре, поможет определить проблему, которая нарушает всасывающую способность желудка. Если она снижена, то, разумеется, человек будет недополучать многие полезные вещества, в том числе и железо.

 – Получается, что анемия может быть у людей, которые питаются по принципу «ем мясо с мясом»?

 – Конечно. Если всасывающая способность ЖКТ меняется, сколько бы мы говядины или субпродуктов ни ели, организм получит меньше, чем надо.

– Допустим, первопричину устранили. Можно восполнить запас железа с помощью одних лишь продуктов?

– Ни одна анемия не лечится исключительно диетой, поскольку для лечебного эффекта железа в продуктах недостаточно. Здесь необходим прием специальных препаратов. При пероральном приеме (таблетки) передозировки не будет: организм лишнее выведет сам. Переизбыток железа, что тоже опасно для здоровья, могут вызвать внутримышечные и внутривенные инъекции. Поэтому нельзя заниматься самолечением, делать уколы необходимо строго по назначению и под наблюдением врача.

– Есть ли какие-то особенности развития железодефицита у детей?

– Есть. Например, в группу риска попадают малыши, мамы которых испытывали нехватку элемента во время беременности. Также надо учитывать, что дети первого года жизни растут очень быстро и им требуется больше железа, чем взрослым. Именно поэтому педиатры советуют обязательно вводить прикорм с шестимесячного возраста: как ни странно, но грудное молоко сегодня содержит меньше железа, чем специальные молочные смеси. Еще дефицит могут спровоцировать частые инфекционные заболевания (они требуют большего потребления железа). То есть если ребенок здоровый и находится на адекватном, рациональном питании, то, скорее всего, железодефицитные состояния ему не грозят. Но в любом случае, анализ крови раз в год обязателен и для малышей.

– Вы упомянули об «адекватном» питании. Вегетарианство – это фактор риска или все же норма?

 – Отвечу так. Железо всасывается интенсивнее нашим организмом в двухвалентной (гемовой) форме. Продукты животного происхождения содержат именно такое железо, а еще незаменимые аминокислоты и белок, необходимый для того, чтобы железо встроилось именно туда, куда нужно. В растительной пище содержится лишь трехвалентное железо, то есть оно заведомо всасывается гораздо хуже. Если у вегетарианца есть еще и какие-то сопутствующие проблемы со здоровьем, мы обязательно выйдем на железодефицит. Диктовать человеку его рацион питания я не могу. Но как врач я обязана предупредить о таком развитии событий. Понятно, что злоупотреблять белком не нужно, но и полный отказ от него – тоже плохо. Постоянно восполнять железо за счет синтетических препаратов – не выход. Железо в виде таблеток и витаминов в каком-то смысле чужеродно для организма. По сути это агрессивный химический элемент, который может вызывать микроэрозии при всасывании. Одно дело, когда его назначают в лечебных целях и совсем другое, когда человек сам решил поиздеваться над организмом, заменяя еду препаратом.

– Сейчас зачастую врачи назначают общий анализ крови с развернутой лейкоцитарной формулой. Что это такое?

 – Общий анализ включает в себя лишь показатели гемоглобина, тромбоцитов, лейкоцитов и эритроцитов. И они могут быть вполне нормальными благодаря адаптационным возможностям организма. А в лейкоцитарной формуле определяется процентное соотношение различных видов лейкоцитов, что позволяет заподозрить даже предпосылки к какой-то проблеме или болезнь в начальной стадии. Поэтому я настаиваю именно на таком, развернутом, анализе.

 – Мы говорили с вами о низком гемоглобине. А о чем свидетельствует повышенный показатель?

– О том, что надо обратить на себя внимание. Многие радуются, видя в анализах очень высокий уровень и напрасно. Такое состояние называется симптоматическим эритроцитозом. В первую очередь ему подвержены курильщики (из-за постоянного недостатка кислорода в тканях), люди с высоким артериальным давлением. Кроме того, высокий гемоглобин сопряжен с риском опасных тромботических ситуаций. Поэтому даже при высоком уровне гемоглобина необходимо обратиться к специалисту. Также необходимо упомянуть о таком важном показателе как тромбоцитах, отмечу, что раньше этот показатель в обычный анализ крови не входил. Сейчас такие исследования обязательны. И это очень хорошо. Например, низкий уровень тромбоцитов (выше 50 тыс.) в обычной жизни никак себя не проявляет. Но это первый показатель риска кровотечений, который может обнаружить себя только при оперативном вмешательстве. Поэтому еще раз повторюсь: не пренебрегайте профилактическими анализами и берегите себя.

Беседовала Елена ОРЛОВА

Источник: https://1prof.by/news/society/khoroshii_gemoglobin__eshche_ne_pokazatel_.html © 1prof.by

Латентный дефицит железа

Распространенным состоянием, среди женского населения, является латентный дефицит железа, т. е. низкими показателями ферритина при нормальном гемоглобине.

Характерные признаки этого состояния:

  • нормальный уровень гемоглобина;
  • нормальный уровень железа в крови, может наблюдаться незначительное снижение;
  • снижение MCH и MCV;
  • сниженный уровень ферритина (ниже 40 мкг/л!).

Симптоматически, латентный дефицит железа проявляется сухостью кожных покровов, «заедами» в углах рта, выпадением волос, ломкостью ногтей, ломкостью ногтей, слабостью, быстрой утомляемостью, мельканием «мушек» перед глазами, сонливостью, раздражительностью.

Если имеются данные жалобы, то нужно понимать, что это состояние необходимо лечить, само оно не пройдет

Как сдавать ферритин:

  • -кровь сдается утром натощак
  • -забор крови осуществляется из вены

Ферритин так же является белком острой фазы воспалительного ответа. И если есть, на момент сдачи ферритина, воспалительный процесс, аутоиммунное, онкологическое или инфекционное заболевание- ферритин будет высокий. В этом случае, латентный дефицит железа не определишь, даже если он и есть.

В этом случае, альтернативным методом будет исследование растворимого рецептора трансферрина- это белки, которые располагаются на поверхности клеток и обеспечивают перенос ионов железа внутрь клетки. При латентном дефиците железа количество растворимого рецептора трансферрина повышается, на воспаление, онкологию, инфекцию не реагирует.

Латентным дефицитом железа чаще всего страдают женщины и связано это с физиологическими особенностями организма.

Самое эффективное лечение этого состояния — это парентеральное введение препаратов железа.

Будьте здоровы!

Записаться на прием к терапевту

Врач терапевт — Акуленко Мария Олеговна

Записаться можно по телефону (391) 218−35−13 или через личный кабинет

Скрытый железодефицит: как с ним бороться? | 161.ru

Железодефицитное состояние – это самая распространенная патология. По некоторым данным, дефицит железа есть более чем у 1,5 млрд жителей нашей планеты. Сама по себе железодефицитная анемия не является заболеванием, но она может стать симптомом серьезной патологии.

Недостаток железа и развивающаяся вслед за ним тканевая и гемическая гипоксия приводят к значительным трофическим изменениям волос, их истончению, усиленному выпадению и даже раннему поседению. Наряду с этим появляется ломкость ногтей, их поперечная исчерченность, зазубренность ногтевого края, искривление ногтевой пластинки, уплощение или вогнутость ногтей вплоть до ложкообразных. Иногда железодефицит приводит к атрофии слизистой оболочки языка, ангулярному стоматиту, глосситу, кариесу зубов, мышечной слабости, болям в спине. Проявлением дефицита железа может стать даже повышение температуры до субфебрильных цифр.

Болит все

Чтобы понять, почему так происходит, вспомним, что железодефицитную анемию отличает пониженное содержание в крови гемоглобина, являющегося транспортом для кислорода. Человек с низким содержанием гемоглобина может дышать чистейшим воздухом в сосновом бору, но кислород в необходимом количестве не будет попадать в клетки, потому что недостаточно транспорта – гемоглобина. В свою очередь кислород – это окислитель, благодаря которому совершаются обменные процессы. Если его мало, то в них накапливаются недоокисленные продукты обмена, по существу – яд, отравляющий организм и нарушающий его функционирование.

Отсюда и слабость, и вялость, как при отравлении, и повышенная мышечная утомляемость. А если учесть, что к гипоксии наиболее чувствительна нервная ткань, то находит объяснение и странная на первый взгляд жалоба больных на то, что «болит все».

Пациенты идут к неврологу, гастроэнтерологу или кардиологу, у них отмечаются расстройства сердечно-сосудистой системы, миокардиодистрофии, возникают вегетососудистые и вестибулярные нарушения. Люди страдают от частых простуд и ОРЗ, проблем со стороны пищеварительной системы и почек. Они лечатся, выполняют назначения специалистов, но обнаруживают, что ожидаемого выздоровления и улучшения качества жизни нет, или они кратковременны. И все это только потому, что не выявлена главная причина – железодефицитное состояние. В таких случаях помочь может только терапевт, который должен провести все необходимые исследования и выявить истинные причины недомогания.

Скрытая угроза

Рубрика здоровье: чем опасна анемия

Каких только по происхождению анемий не бывает – гемолитическая, железодефицитная и т. д. Проблема эта не является редкостью. Железодефицитное состояние является одним из распространенных заболеваний. По данным экспертов ВОЗ на Земном шаре 700 - 800 млн человек страдают этим заболеванием с явлениями анемии или скрытым дефицитом железа. Эта наиболее часто встречается у детей, подростков и женщин. В высокоразвитых странах примерно 12% женщин страдает железодефицитным состоянием с явлениями анемии, а у четверти наблюдается скрытый дефицит железа. В странах с низким уровнем жизни и неэффективной системой медицинской помощи эти показатели значительно выше.

В силу ряда причин, о них мы расскажем ниже, анемии становятся распространенным заболеванием. Может быть, наши советы будут кому-то полезны.

Что такое анемия?
Анемия, или малокровие - болезненное состояние, характеризующееся уменьшением концентрации гемоглобина и в подавляющем большинстве случаев числа эритроцитов в единице объема крови. Анемия возникает во все периоды жизни человека не только при различных заболеваниях, но и при некоторых физиологических состояниях, например, при беременности, в период усиленного роста, кормления грудью. Важное социальное значение имеет проблема анемий у детей раннего возраста, так как анемия в этом возрасте может привести к нарушениям физического развития и обмена железа. Развитие анемии может быть связано с периодом полового созревания и климактерическим периодом, гормональными нарушениями, характером питания, заболеваниями пищеварительного тракта, печени, почек, нарушением всасывания, аутоиммунными состояниями, оперативным вмешательством и другими факторами. Нередко анемия является самостоятельным или сопутствующим симптомом многих внутренних заболеваний, инфекционных и онкологических болезней.

Общими симптомами для всех форм анемий являются бледность кожных покровов и слизистых оболочек, одышка, сердцебиение, а также жалобы на головокружение, головные боли шум в ушах, неприятные ощущения в области сердца, резкую общую слабость и быструю утомляемость. 

Как можно узнать, есть ли у меня анемия?
Большое значение в диагностике анемии имеет лабораторное исследование крови - определение концентрации гемоглобина, количества эритроцитов, величины и насыщенности их гемоглобином.

Точное определение типа и причины анемии является основанием для выбора правильного лечения. Сравнительная легкость диагностики анемии часто приводит к необоснованному применению "антианемических" средств без выяснения причины и механизма развития анемии.

Такое лечение, как правило, малоэффективно, а в ряде случаев даже приносит вред больному. Несвоевременная диагностика анемии или стирание ее клинических проявлений вследствие лечения без установления причины анемии могут привести к позднему распознаванию ряда серьезных заболеваний; поэтому, в случае выявления анемического состояния необходимо придерживаться следующего правила: вначале нужно установить характер и причину анемии и только после этого назначить соответствующее лечение. 

Как еще может проявляться анемия?
Другими симптомами анемии, в первую очередь вследствие недостатка железа в организме являются:
-Ломкость ногтей
Очень важным элементом, обеспечивающим нормальную жизнедеятельность различных тканей человеческого организма, является железо. Если в силу каких-либо причин запас железа организме снижается, то данное обстоятельство сразу проявляет себя повышенной ломкостью ногтей.

-Утончение и ломкость волос
Для обеспечения нормального развития и роста волос кроме витаминов необходим и такой элемент как железо. Недостаточное содержание железа в организме человека очень быстро приводит к утончению волос и развитию их повышенной ломкости.

-Необычное желание есть мел, глину, зубную пасту, сырые макароны?
При снижении в организме человека запасов железа нарушается нормальная работа особых белков, что приводит к изменению вкусового восприятия пищи и появления необычных пищевых пристрастий.

-Начинает нравиться запах масляной краски, жидкости для снятия лака с ногтей, бензина и керосина?
Для обеспечения механизма восприятия запахов необходимы особые чувствительные клетки-рецепторы. Работа этих рецепторов в значительной степени зависит от содержания в организме человека железа. Уже при незначительном снижении запаса железа работа рецепторов существенно изменяется.

Из-за чего возникает железодефицитная анемия?
Кровопотеря является важнейшей причиной развития железодефицитной анемии. Основной причиной у женщин являются менструальные кровопотери. Срок появления признаков анемии зависит от запасов железа в организме женщины.

Кровопотери из желудочно-кишечного тракта являются второй по частоте причиной железодефицитной анемии у женщин и самой частой причиной у мужчин. В развитии железодефицитной анемии наиболее значимы длительные кровотечения с небольшим объемом суточной кровопотери (10 - 20 мл/сут). Такие кровотечения могут очень длительно оставаться незаметными для пациента, поскольку лишь изменяют окраску стула на более темную.

Третьей по значимости группой причин развития железодефицитной анемии является повышенная потребность в железе. В этой группе особое внимание следует уделить повышенной потребности в железе во время беременности и кормлении грудью.

Основной запас железа человек получает во время внутриутробного развития через плаценту от своей матери и после рождения с материнским молоком. За период вынашивании беременности и лактации женщина расходует более 800 мг железа. Период беременности и лактации требует наличия адекватных запасов железа в организме женщины.

Недостаточное или однообразное питание является еще одной причиной развития анемии. В большинстве случаев отмечается недостаточное поступление в организм железа (железодефицитные анемии), белка, что нарушает образование белковой части гемоглобина (белково-дефицитные анемии). Определенное значение в развитии дефицитных анемий имеет и недостаточность таких витаминов, как В6, В12 и фолиевой кислоты (витаминодефицитные анемии), которые участвуют в синтезе гемоглобина. Нередко дефицитные анемии отмечаются при заболеваниях, сопровождающихся нарушением всасывания в кишечнике. Развитию дефицитных анемий способствуют частые заболевания, а также недоношенность.

Как лечится анемия?
Лечение заключается в устранении причин заболевания, нормализации питания и режима, назначении соответствующих препаратов: например при железодефицитной анемии - препаратов железа (сорбифер дурулеса и др).

В каких продуктах больше всего железа?
Такие продукты, как мясо, зеленые яблоки и гранаты содержат большее количество железа по сравнению с другими.

Акция «Диагностика железодефицитных состояний» — Медицинский научный центр

Железодефицитная анемия является наиболее частой в структуре малокровия. Среди населения широко распространен скрытый дефицит железа, когда показатели гемоглобина еще в норме, а запасы железа уже истощены.

Вот некоторые из симптомов, которые могут быть признаками/следствием скрытого железодефицита:

♻ слабость, повышенная утомляемость;

♻ нервозность, раздражительность;

♻ обильные менструальные кровопотери;

♻ снижение трудоспособности;

♻ ломкость ногтей и волос, выпадение волос и пр.

Основным анализом для выявления анемии является общий анализ крови, в котором определяются гемоглобин, эритроциты, подсчитываются специальные эритроцитарные индексы. Но для выявления скрытого железодефицита клинического анализа крови недостаточно, ведь гемоглобин в таких случаях еще в пределах нормы.

Определение железа в сыворотке крови помогает оценить обмен железа в организме. Железо поступает в организм с пищей и переносится специальным белками к органам и тканям. Когда железа поступает мало, его концентрация в крови падает. Организм начинает использовать железо из запасов.

Общая железосвязывающая способность сыворотки (ОЖСС) позволяет определить, сколько именно железа переносит кровь. При дефиците железа специальных белков-«переносчиков» в организме становится больше. Соответственно, определяется повышенная ОЖСС.

Запасы микроэлемента отражает ферритин. Если уровень ферритина меньше нижней границы нормы, то это говорит об отсутствии запасов железа в организме, при значениях ферритина менее 35-40 при нормальном гемоглобине говорят о скрытом железодефиците.

Как правильно подготовиться к исследованию?

⚡ Не принимать пищу в течение 8 часов до анализа, можно пить чистую негазированную воду.

⚡ Исключить физическое и эмоциональное перенапряжение за 30 минут до исследования.

⚡ Не курить в течение 30 минут до сдачи крови.

Железодефицитная анемия у детей

Железодефицитная анемия у детей – разновидность дефицитной анемии, в основе которой лежит абсолютная или относительная недостаточность железа в организме. Распространенность железодефицитной анемии среди детей первых 3-х лет жизни составляет 40%; среди подростков – 30%; среди женщин репродуктивного возраста - 44%. Без преувеличения можно констатировать, что железодефицитная анемия является наиболее частой формой, с которой приходится сталкиваться специалистам в области педиатрии, акушерства и гинекологии, терапии, гематологии.

Во время внутриутробного развития железо поступает в организм ребенка от матери через плаценту. Наиболее усиленный трансплацентарный транспорт железа происходит в период с 28 по 32-ю недели беременности. К моменту рождения организм доношенного ребенка содержит 300-400 мг железа, недоношенного – только 100-200 мг. У новорожденного расход неонатального железа происходит на синтез Hb, ферментов, миоглобина, регенерацию кожи и слизистых оболочек, компенсацию физиологических потерь с потом, мочой, калом и т. д. Быстрые темпы роста и развития детей раннего возраста обусловливают повышенную потребность организма в железе. Между тем, усиленное расходование железа из депо приводит к быстрому истощению его резервов: у доношенных детей к 5–6-му месяцу жизни, у недоношенных - к 3-му месяцу.

Для нормального развития суточный рацион новорожденного должен содержать 1,5 мг железа, а рацион ребенка 1–3 лет - не менее 10 мг. Если потери и расходование железа преобладают над его поступлением и усвоением, у ребенка развивается железодефицитная анемия. Недостаток железа и железодефицитная анемия у детей способствует гипоксии органов и тканей, снижению иммунитета, росту инфекционной заболеваемости, нарушению нервно-психического развития ребенка.

 

Причины железодефицитной анемии у детей

В развитии железодефицитной анемии у детей могут быть задействованы антенатальные и постнатальные факторы.

К антенатальным факторам относится несформированность депо железа во внутриутробном периоде. В этом случае железодефицитная анемия обычно развивается у детей в возрасте до 1,5 лет. Раннему развитию анемии у ребенка могут способствовать токсикозы, анемия беременной, инфекционные заболевания женщины в период гестации, угроза прерывания беременности, фетоплацентарная недостаточность, отслойка плаценты, многоплодная беременность, преждевременная или поздняя перевязка пуповины у ребенка. Наиболее подвержены развитию железодефицитной анемии дети, рожденные с большой массой, недоношенные, с лимфатико-гипопластическим диатезом.

Постнатальные железодефицитные анемии у детей связаны с факторами, действующими после рождения ребенка, прежде всего - недостаточным поступлением железа с пищей. В группе риска по развитию железодефицитной анемии находятся дети, получающие искусственное вскармливание неадаптированными молочными смесями, козьим или коровьим молоком. К алиментарным причинам железодефицитной анемии у детей также относятся поздние сроки введения прикормов, отсутствие в рационе животного белка, несбалансированное и нерациональное питание ребенка в любом возрасте.

К железодефицитной анемии у детей могут приводить наружные и внутренние кровотечения (желудочно-кишечные, в брюшную полость, легочные, носовые, травматические), обильные менструации у девушек и т. д. Дефицит железа сопутствует заболеваниям, протекающим с нарушением всасывания микроэлементов в кишечнике: болезни Крона, язвенному колиту, болезни Гиршпрунга, энтеритам, дисбактериозу кишечника, муковисцидозу, лактазной недостаточности, целиакии, кишечным инфекциям, лямблиозу и др.

Избыточная потеря железа отмечается у детей, страдающих кожными аллергическими проявлениями, частыми инфекциями. Кроме этого, причиной железодефицитной анемии у детей может выступать нарушение транспорта железа вследствие снижения содержания и недостаточной активности трансферрина в организме.

Симптомы железодефицитной анемии у детей

Клиника железодефицитной анемии у ребенка неспецифична и может протекать с преобладанием астено-вегетативного, эпителиального, диспепсического, сердечно-сосудистого, иммунодефицитного, гепатолиенального синдрома.

Астено-вегетативные проявления у детей с железодефицитной анемией обусловлены гипоксией органов и тканей, в т. ч. головного мозга. При этом может отмечаться мышечная гипотония, отставание ребенка в физическом и психомоторном развитии (в тяжелых случаях – интеллектуальная недостаточность), плаксивость, раздражительность, вегето-сосудистая дистония, головокружения, ортостатические коллапсы, обмороки, энурез.

Эпителиальный синдром при железодефицитной анемии у детей сопровождается изменениями со стороны кожи и ее придатков: сухостью кожных покровов, гиперкератозом кожи локтей и коленей, появлением трещин на слизистой рта (ангулярный стоматит), глосситом, хейлитом, тусклостью и активным выпадением волос, ломкостью и исчерченностью ногтей.

Диспепсические явления при железодефицитной анемии у детей включают снижение аппетита, анорексию, дисфагию, запоры, метеоризм, диарею. Характерно изменение обоняния (пристрастие к резким запахам бензина, лаков, красок) и вкуса (желание есть мел, землю и пр. ). Поражение ЖКТ приводит к нарушению процесса всасывания железа, что еще более утяжеляет железодефицитную анемию у детей.

Изменения со стороны сердечно-сосудистой системы возникают при тяжелой степени железодефицитной анемии у детей и характеризуются тахикардией, одышкой, артериальной гипотонией, сердечными шумами, дистрофией миокарда. Синдром иммунодефицита характеризуется длительным немотивированным субфебрилитетом, частыми ОКИ и ОРВИ, тяжелым и затяжным течением инфекций.

Гепатолиенальный синдром (гепатоспленомегалия) обычно встречается у детей, страдающих тяжелой железодефицитной анемией, рахитом и анемией.

 

Диагностика железодефицитной анемии у детей

В диагностике железодефицитной анемии и ее причин у детей участвуют различные специалисты: неонатолог, педиатр, гематолог, детский гастроэнтеролог, детский гинеколог и др. При осмотре ребенка обращает внимание наличие бледности кожных покровов и видимых слизистых (полости рта, конъюнктивы), акроцианоза или периорального цианоза, темных кругов под глазами.

Важнейшими лабораторными критериями, позволяющими судить о наличии и степени железодефицитной анемии у детей служат: Hb (63), ферритин сыворотки (

Для установления факторов и причин, сопутствующих железодефицитной анемии у детей, может потребоваться проведение пункции костного мозга; ФГДС, колоноскопии; УЗИ органов брюшной полости, УЗИ органов малого таза; рентгенографии желудка, ирригоскопии, исследования кала на дисбактериоз, скрытую кровь, яйца гельминтов и простейшие.

Лечение железодефицитной анемии у детей

К основным принципам лечения железодефицитной анемии у детей относятся: устранение причин железодефицита, коррекция режима и диеты, назначение препаратов железа.

Рацион детей, страдающих железодефицитной анемией, должен быть обогащен за счет продуктов, богатых железом: печени, телятины, говядины, рыбы, яичного желтка, бобовых, гречки, овсяных хлопьев, шпината, персиков, яблок и др.

Устранение дефицита железа в организме ребенка достигается благодаря приему железосодержащих препаратов. Детям младшего возраста препараты железа удобно назначать в виде жидких лекарственных форм (капель, сиропов, суспензий). Препараты железа следует принимать за 1-2 ч до еды, запивать водой или соками. В комплексную терапию железодефицитной анемии у детей необходимо включать витаминно-минеральные комплексы, адаптогены, фитосборы, гомеопатические препараты (по назначению детского гомеопата).

При железодефицитной анемии тяжелой степени детям проводится парентеральное введение препаратов железа, переливание эритроцитарной массы.

Основной курс лечения железодефицитной анемии у детей обычно составляет 4-6 недель, поддерживающий - еще 2-3 месяца. Одновременно с устранением железодефицита необходимо проводить лечение основного заболевания.

Прогноз и профилактика железодефицитной анемии у детей

Адекватное лечение и ликвидация причин железодефицитной анемии у детей приводит к нормализации показателей периферических крови и полному выздоровлению ребенка. У детей с хроническим дефицитом железа отмечается отставание в физическом и умственном развитии, частая инфекционная и соматическая заболеваемость.

Антенатальная профилактика железодефицитной анемии у детей заключается в приеме беременной ферропрепаратов или поливитаминов, предупреждении и лечении патологии беременности, рациональном питании и режиме будущей мамы. Постнатальная профилактика железодефицитной анемии у детей предусматривает грудное вскармливание, своевременное введение необходимых прикормов, организацию правильного ухода и режима ребенка. Профилактический прием препаратов железа показан недоношенным, близнецам, детям с аномалиями конституции, детям в периоды быстрого роста, полового созревания, девочкам-подросткам с обильными менструациями.
Источник: http://www.krasotaimedicina.ru/diseases/children/iron-deficiency-anemia

Железодефицитные анемии (ЖДА).Причины, клинические и лабораторные проявления ЖДА.

Железодефицитные анемии – гипохромные анемии, при которых организм оказывается в условиях дефицита железа (Fe). Содержание железа снижается в костном мозге, тканях, сыворотке крови и депо. В результате этого нарушается образование гемоглобина, возникают гипохромная анемия и трофические расстройства в тканях. Развитию анемии предшествует скрытый латентный период дефицита Fe в организме.

В среднем в организме человека имеется 4,5 г железа. Железо находится в соединении с белками:

1) 60% содержится в составе гемоглобина и называется гемовое или геминовое Fe  — это функциональное железо. Функция гемоглобина состоит в переносе кислорода от легких к тканям. Геминовое Fe входит в состав миоглобина, цитохромов, каталазы, лактопероксидазы.

2) Белки, содержащие железо запасов – это ферритин и гемосидерин. Ферритин водорастворимый белок, содержащий 20% 3-х валентного железа.Его много в печени,мышцах, костном мозге, селезенке; немного – в плазме.

Гемосидерин – нерастворимый в воде белок, производное ферритина, еще больше содержит 3-х валентного железа (около 30%).

3) Белок, содержащий транспортное Fe – трансферин, относится к b-глобулинам, синтезируется в печени и переносит Fe в нужное место. Трансферин на 1/3 связан с железом и 2/3 в свободном состоянии. Сколько могут связать эти 2/3 и определяется как общая железосвязывающая способность (ОЖСС).

% распределение Fe в организме человека:

— в составе эритроцитов и эритрокариоцитов костного мозга – 65%

— тканевое железо – 15%

— Fe запасов – 20%

— транспортное Fe – 0,1-0,2%

Суточная потребность:   мужчины – 1 мг в сутки

женщины – 2-3мг в сутки

В сутки поступает 12-15 мг Fe, а всасывается 5-10% (0,75-1,5 мг). Через желудочно-кишечный тракт естественным путем может всосаться 2,5 мг Fe. Лучше всего усваивается Fe – гема, которым богаты мясные продукты: телятина, печень.

Причины железодефицитных анемий (общие):

 — потери железа больше, чем в норме

— недостаточное поступление железа

— повышенный расход железа

1) потери Fe – кровопотери, небольшие по объему, но постоянные и длительные. Чаще всего страдают женщины (менструации, роды, аборты, лактация). Потеря 2 мл крови » 1 мг Fe. Женщина за менструацию не должна терять больше 60 мл крови – считают гематологи. Гинекологи считают, что женщина может терять 100- 200 мг. При больших кровопотерях у женщин потребность железа до 3 мг в сутки. 30-40% женщин репродуктивного возраста имеют ЖДА, а каждая 2-я – латентный период дефицита железа. Во время беременности – суточная потребность железа до 3,5 мг.

У мужчин кровопотери в основном из ЖКТ (эррозии, дивертикулы, грыжи, язвы, геморрой).

Железодефицитные анемии возникают при хронических носовых, десневых кровотечениях, при гематурии.

Ятрогенные потери железа:

1) донорство ( у мужчин доноров потребность Fe – 3-3,8 мг/сут, у женщин – 3,7-5,3 мг/сут). После каждой сдачи крови рекомендуется 2 недели принимать препараты железа.

2) экстракорпоральные очищения крови (гемодиализ и др.)

Потери в замкнутой полости:

1) эндометриоз, не связанный с полостью матки ( в толще стенки матки и других органов формируются полости; в эти полости при менструации выбрасыватся кровь, кровь всасывается, а Fe превращается в гемосидерин (не растворимый в воде), который не всасывается.

2) в кистах (такой же механизм)

3) изолированный легочный сидероз (формирование полостей; происходит так же, как при эндометриозе).

У детей первого года жизни, младшего возраста,подростков наблюдается дефицит железа (связано с недостаточным исходным уровнем Fe).

Если не удается найти источника потери Fe, железодефицитная анемия называется эссенциальной или идиопатической (но до тех пор, пока не обнаружится источник кровопотери).

Линические проявления ЖДА.

* симптомы гипоксии (бледность без признаков эктерии, слабость, головокружения, сердцебиение, одышка, обмороки)

*симптомы сидеропении:

— секутся и выпадают волосы

— ногти становятся ломкими, изменения формы ногтей (выпуклость может смениться уплощением и даже вогнутостью)

— появляются трещины в углах губ (заеды)

— глоссит, атрофия сосочков языка

— извращения вкуса и запаха (больным нравится мел, зубной порошок, запах бензина, выхлопных газов, ацетона и др.)

— мышечная слабость (при кашле, чихе непроизвольное мочеиспускание; у девочек ночное недержание мочи).

Лабораторные проявления ЖДА.

— снижение гемоглобина

— низкий цветовой показатель

— эритроциты в норме или близко к норме

— снижение содержания гемоглобина в одном эритроците МСН

— снижение концентрации гемоглобина в эритроците МСНС

— гипохромия, анизоцитоз ( в сторону микроцитоза), в тяжелых случаях –пойкилоцитоз

— может быть ретикулоцитоз

— снижено сывороточное железо

— ОЖСС повышена

— содержание ферритина понижено.

 

Ломанова Л.В.

Хронический дефицит железа Статья


Непрерывное образование

Хронический дефицит железа - самый распространенный дефицит питательных веществ в мире и значительная распространенная причина анемии во всем мире. Это в основном вызвано неправильным питанием, кровотечением и нарушением всасывания. В этом упражнении рассматриваются обследование и лечение хронического дефицита железа.

Целей:

  • Рассмотрите этиологию хронической недостаточности железа.
  • Опишите общие результаты физикального обследования, связанные с хроническим дефицитом железа.
  • Обобщите доступные варианты лечения хронической недостаточности железа.
  • Подчеркните важность сотрудничества и общения между межпрофессиональной командой для улучшения результатов для пациентов с хроническим дефицитом железа.

Введение

Железо необходимо для множества биологических функций организма.Он необходим для синтеза гемоглобина, миоглобина, регуляции / пролиферации клеток, синтеза ДНК и транспорта электронов в митохондриях. [1]

Почти две трети железа в организме содержится в циркулирующих эритроцитах как часть гемоглобина, а оставшееся железо присутствует в форме запаса (костный мозг, печень и т. Д.) Миоглобина и многих ферментов, участвующих в различных физиологических функциях [2]. ]

Дефицит железа или сидеропения - это состояние, при котором общие запасы железа в организме недостаточны для поддержания нормальных метаболических функций.Железо является наиболее распространенной пищевой недостаточностью во всем мире и является наиболее частой причиной анемии примерно у 2 миллиардов человек во всем мире. [3]

Дефицит железа может быть абсолютным или функциональным. Особому риску подвержены женщины репродуктивного возраста и дети в возрасте от 0 до 5 лет.

Поскольку не существует четко установленных диагностических критериев дефицита железа без анемии, а симптомы расплывчаты, это легко не заметить. Клиницисты должны подозревать хронический дефицит железа у пациентов с нормальным общим анализом крови, у которых наблюдаются симптомы, сходные с симптомами анемии, и у которых низкий уровень ферритина.Этих пациентов необходимо обследовать на предмет наличия дефицита железа и узнать о кровопотере в истории болезни.

Этиология

Поскольку большая часть железа в организме присутствует в эритроцитах, кровотечение из любого участка может вызвать дефицит железа. Это наиболее частая причина дефицита железа в развитых странах. Открытые причины кровотечения, такие как гематемезис, меноррагия, многоплодная беременность, роды и т. Д., Могут быть легко распознаны только на основании анамнеза.Другие причины, такие как скрытое желудочно-кишечное кровотечение, паразитарные инфекции, такие как анкилостомы, и частое донорство крови, можно легко не заметить. Частая сдача крови - важная причина дефицита железа, особенно у женщин. [4]

Неадекватное питание редко встречается в развитых странах. Есть две формы диетического железа; Гемовое железо, которое присутствует в животных источниках, легче усваивается организмом, чем негемовое железо из растительной пищи. Люди из бедных социально-экономических слоев, вегетарианцы / веганы и пожилые люди, которые не придерживаются сбалансированной диеты, склонны к развитию дефицита железа.У детей младшего возраста чрезмерное потребление молока или сока, длительное кормление из бутылочки и перекусы способствуют дефициту железа [5].

Нарушение всасывания железа возникает при целиакии, атрофическом гастрите, инфекции Helicobacter pylori и бариатрической хирургии. Пониженное всасывание железа также может присутствовать в сочетании с некоторыми диетическими элементами, такими как дубильные вещества, фосфаты, фитаты, оксалаты и кальций.

Некоторые лекарства могут влиять на всасывание железа. Примеры включают препараты, подавляющие кислотность желудочного сока, антибиотики, леводопа, левотироксин, ибандронат.[6]

Дефицит железа также встречается при хронических заболеваниях, таких как хроническая болезнь почек (ХБП), хроническая сердечная недостаточность, воспалительное заболевание кишечника, некоторые злокачественные новообразования, ревматоидный артрит и т. Д.

мутация SLC11A2 и IRIDA (железорезистентная железодефицитная анемия. ) из-за мутации TMPRSS6 являются редкими наследственными состояниями, связанными с дефицитом железа.

Эпидемиология

Согласно проекту ВОЗ «Глобальное бремя болезней 2000» (GBD 2000), дефицит железа является причиной 841 000 смертей во всем мире, причем основное бремя смертности наблюдается в Африке и некоторых частях Азии.[7]

В США дефицит железа наблюдается у 9% детей ясельного возраста в возрасте от 1 до 2 лет. По сравнению с белыми малышами, латиноамериканские малыши в два раза чаще страдают дефицитом железа. Распространенность среди девочек-подростков и женщин репродуктивного возраста составляет от 9% до 11%. Это наиболее часто встречается у повторнородящих женщин из групп меньшинств с низким доходом. У мужчин это наблюдается примерно у 1% населения с несколько более высокой распространенностью - от 2% до 4% у мужчин среднего и старшего возраста [8] [5].

Существует положительная корреляция между ожирением и риском развития дефицита железа.[9]

Патофизиология

Поддержание гомеостаза железа происходит за счет баланса абсорбции и потерь железа. Всасывание в тонком кишечнике является основным регулирующим фактором содержания железа в организме. Железо абсорбируется в двухвалентной форме энтероцитами через переносчик двухвалентного металла (DMT1). После всасывания он секвестрируется в ферритин, если в организме достаточно запасов. Если уровень железа низкий, железо связывается с трансферрином ферропортином.После загрузки в трансферрин железо транспортируется в клетки для метаболизма. Гепсидин - это пептид, который ингибирует ферропортин и снижает всасывание железа в кровоток. [10]

Железо проникает в клетки после того, как трансферрин связывается с рецептором трансферрина (TfR). Уровни железа дополнительно контролируются железо-регуляторными белками 1 и 2 (IRP1 и IRP2), которые оптимизируют доступность клеточного железа за счет усиления экспрессии нескольких генов. [11]

Дефицит железа происходит в три стадии.На пре-латентной стадии запасы железа низкие или отсутствуют, но концентрация железа в сыворотке в норме. На латентной стадии насыщение трансферрина и сывороточное железо снижаются в дополнение к низкому уровню ферритина. Последняя стадия отмечена падением гемоглобина вместе с истощением запасов железа и снижением сывороточного железа и насыщения трансферрина. [12]

История и физика

Большинство симптомов являются неспецифическими, которые могут включать, но не ограничиваясь ими, общую слабость, утомляемость, плохую концентрацию внимания, раздражительность, головные боли, одышку при физической нагрузке и снижение способности к физической нагрузке.Это связано с низкой доставкой кислорода к тканям и пониженной активностью железосодержащих ферментов.

Пика встречается примерно у половины этих пациентов, а пагофагия (тяга ко льду) весьма специфична для дефицита железа [13]. У пациентов в анамнезе могут быть сухость во рту, выпадение волос, дисфагия, ломкость ногтей и синдром беспокойных ног.

Бетурия - это находка, которая не специфична для дефицита железа, но чаще встречается у этих людей. Это результат изменения функции желудочно-кишечного тракта из-за тяжелого дефицита железа.Моча становится красной после употребления свеклы. [14]

Медицинский осмотр может быть нормальным или может выявить сухость кожи, выпадение волос, атрофический глоссит, хейлоз, бледность, ломкость ногтей и койлонихию (ногти в форме ложки). Аускультация сердца может выявить систолический шум. [15]

Оценка

Диагноз дефицита железа основывается в основном на анамнезе, обследовании и лабораторных исследованиях. В неосложненных случаях для оценки следует использовать сывороточное железо, трансферрин, ферритин, TIBC и TSAT.Уровень железа в сыворотке крови меняется в течение дня и зависит от диеты. Образец следует брать утром натощак. [12] Абсолютный дефицит железа диагностируется при уровне сывороточного ферритина менее 30 нг / мл [16].

TSAT рассчитывается как отношение сывороточного железа к TIBC. Это один из самых ранних биомаркеров дефицита железа, который полезен, когда уровень ферритина в сыворотке однозначен. Уменьшение (менее 20%) указывает на дефицит железа, абсолютный или функциональный. [15] [3]

Гемоглобин не снижается до тех пор, пока не истощится значительный процент железа в организме.Следовательно, нормальный гемоглобин не исключает дефицита железа.

Другие исследования железа, доступные для оценки дефицита железа:

  • Растворимый рецептор трансферрина (sTfR) и индекс sTfR-ферритина - sTfR повышается при дефиците железа из-за повышенной регуляции рецепторов трансферрина. Он может помочь различить абсолютный (повышенный sTfR) и функциональный ID (нормальный sTfR). [3] [17] [3]
  • Соотношение протопорфирин / гем цинка - Снижение поступления железа для образования гемоглобина приводит к увеличению использования цинка и увеличению отношения ZPP / H; это предпочтительнее инвазивной аспирации костного мозга.[17]
  • Содержание гемоглобина в ретикулоцитах - обеспечивает оценку доступности железа для производства эритроцитов за несколько дней до теста. Таким образом, это полезный индикатор раннего дефицита железа, и последовательные измерения также могут помочь определить ответ на парентеральную терапию железом. Воспаление не влияет на этот параметр и полезно для определения статуса железа у пациентов с ХБП. [17] [18]

Лечение / менеджмент

Пациентам с неосложненным дефицитом железа без сопутствующих заболеваний следует назначать пероральную терапию железом.Пероральное железо доступно, недорого, эффективно, безопасно и удобно. Некоторые из доступных составов включают сульфат железа, фумарат железа и глюконат железа. Декстран с высоким молекулярным весом был исключен из-за высокой частоты серьезных анафилактических реакций [10].

Побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) возникают у 70% пациентов, принимающих пероральное железо, что приводит к несоблюдению режима лечения. Симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта можно свести к минимуму с помощью хелатных форм железа. Таблетки с энтеросолюбильным покрытием плохо всасываются и не подходят.[16] [17] [19]

Внутривенное железо доступно во многих формах, таких как карбоксимальтоза трехвалентного железа, глюконат трехвалентного железа, сахароза трехвалентного железа / железа, ферумокситол и низкомолекулярный декстран железа. Ответ на внутривенное введение железа заслуживает наблюдения, чтобы установить необходимость в дополнительных добавках через шесть-восемь недель после первоначальной замены железа. [3]

Все препараты железа, вводимые внутривенно, имеют низкий риск аллергических реакций. Премедикация антигистаминными препаратами не предотвращает инфузионных реакций и не должна применяться.Пациенты с астмой или лекарственной аллергией в анамнезе должны получать стероиды перед инфузией.

Во время беременности пероральное железо назначают в качестве добавки в течение первого триместра, поскольку безопасность внутривенного введения железа в первом триместре остается неустановленной. Обычно пероральное железо назначают беременным женщинам, если они могут его переносить. Исключение составляют женщины с тяжелой анемией, женщины с воспалительным заболеванием кишечника и те, кто перенес бариатрическую операцию. У этих пациентов предпочтительнее внутривенное введение железа. Все внутривенные формы обладают равной эффективностью и безопасностью, за исключением некоторых составов глюконата железа, в которых в качестве консерванта используется бензиловый спирт, и их следует избегать из-за возможности причинения вреда плоду.

Дифференциальная диагностика

Дифференциальный диагноз дефицита железа без анемии широк, поскольку большинство симптомов неспецифичны и наблюдаются при многих других состояниях. Они могут включать причины усталости, например фибромиалгию, синдром хронической усталости, депрессию / расстройства настроения, хронические заболевания, гипотиреоз и т. Д. Дифференциальные диагнозы также включают другие причины пика, например, расстройства пищевого поведения, психические расстройства, недоедание и причины беспокойного состояния. неврологические состояния, похожие на синдром ног, и беременность.

Прогноз

Дефицит железа - это легко поддающееся лечению состояние с отличным прогнозом в неосложненных случаях без сопутствующих заболеваний.

Если не лечить, это связано со значительной заболеваемостью и смертностью, особенно у пожилых людей и людей с сопутствующими хроническими заболеваниями, например сердечной недостаточностью, ХБП [1].

Осложнения

При отсутствии лечения дефицит железа связан со значительными когнитивными нарушениями и низким качеством жизни.

Во время беременности нелеченный дефицит железа может повлиять на созревание мозга плода, вызвать низкий вес при рождении и предрасположить ребенка к развитию дефицита железа. Неблагоприятные исходы для матери включают депрессию, повышенный риск сепсиса и материнскую смертность. [2] [20]

У пациентов, перенесших операцию на сердце или брюшной полости, предоперационный дефицит железа коррелирует с плохими результатами [16].

У пациентов с сердечной недостаточностью хронический дефицит железа связан с увеличением смертности.

Сдерживание и обучение пациентов

Пациентам следует проконсультироваться по поводу употребления продуктов, богатых железом, фруктов и овощей с высоким содержанием витамина С.

У младенцев, рожденных от железодефицитных матерей, отсроченное пережатие пуповины может помочь предотвратить дефицит железа у новорожденных. [20]

У младенцев после шести месяцев грудного вскармливания железо следует дополнять кашами и смесями, обогащенными железом.Детям с паразитарными инфекциями следует давать противоглистные препараты. В регионах, где распространен дефицит железа, женщины репродуктивного возраста должны ежедневно принимать добавки железа. [10] [2]

Жемчуг и другие выпуски

Дефицит железа можно предотвратить. Скрининг может выявить дефицит железа на ранней стадии и улучшить результаты. Целесообразно проводить ежегодный скрининг с помощью клинического анализа крови и исследований железа в группах высокого риска. E.g., женщины с меноррагией, низким потреблением железа или дефицитом железа в анамнезе. Как правило, женщины репродуктивного возраста могут каждые пять лет проходить скрининг на гемоглобин или гематокрит. Может быть разумным проверять мужчин и женщин в постменопаузе один или несколько раз, если присутствуют какие-либо факторы риска.

Улучшение результатов команды здравоохранения

Хронический дефицит железа - глобальная проблема здравоохранения. Это легко упустить из виду, поскольку изложение часто бывает расплывчатым и неспецифическим.В развивающихся странах недостаточное питание является основной причиной хронического дефицита железа, тогда как кровотечение является основной причиной хронического дефицита железа в развитых странах. Причины дефицита железа могут быть связаны с различными гинекологическими, акушерскими, метаболическими и желудочно-кишечными причинами. Медицинский осмотр часто бывает нормальным, и причину невозможно определить без лабораторных исследований.

Лечащий врач всегда должен принимать участие в уходе за пациентом.При необходимости важно проконсультироваться с гематологом, акушером-гинекологом или гастроэнтерологом. Диетолог может сыграть важную роль в первичной профилактике дефицита железа путем корректировки диеты. Лабораторные технологи играют жизненно важную роль в диагностике хронического дефицита железа. Фармацевты могут помочь выбрать подходящие препараты железа для перорального или внутривенного введения, которые лучше всего соответствуют потребностям пациента. Медсестры не только обучают пациентов, но и помогают проводить лечение. Эффективное сотрудничество и общение между медицинскими работниками может обеспечить оптимальные результаты для всех пациентов.[Уровень 5]



(Щелкните изображение, чтобы увеличить)
Ретикулоциты, анемия, ЖДА, железодефицитная анемия, гематопатология, микроцитоз, гипохромия
Предоставлено Эдом Усманом (CC by 2.0) https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/
(Щелкните изображение, чтобы увеличить)
Железодефицитная анемия
Изображение предоставлено S Bhimji MD

Скрытый дефицит железа - насколько пустых запасов железа достаточно для постановки правильного диагноза?

Международные исследования показали, что уровень ферритина менее 30 является эталонным значением для диагностики латентного дефицита железа.Такое значение также используется, например, во многих местах Финляндии [1] [2]. В Эстонии медицинский персонал также должен следовать тем же инструкциям, но все зависит от врача и его знаний о латентном дефиците железа. Часто строго соблюдаются лабораторные контрольные значения, тогда как нижнее контрольное значение в Эстонии для взрослых женщин составляет всего 10 [3]. В таких случаях без внимания остаются люди с симптомами дефицита железа, страдающие латентным дефицитом железа, не говоря уже о тех, у кого симптомы отсутствуют.

Всегда ли есть симптомы скрытого дефицита железа?

Все зависит от человека - все мы по-разному переносим дефицит железа. Есть люди, у которых есть симптомы с уровнем ферритина ниже 30 и даже выше, но есть также люди, у которых уровень ферритина очень низкий без каких-либо симптомов. Это делает скрытый дефицит железа крайне опасным - без знания уровня ферритина у человека невозможно правильно оценить его или ее запасы железа. Тест на ферритин - один из важнейших анализов при диагностике дефицита железа [3].

В исследовании 2018 года, в котором измерялись гематологические параметры детей из разных возрастных групп, анализировались нижние пределы референсных значений значений ферритина, когда гематологические параметры детей больше не менялись или не улучшались. В этом исследовании предлагалось принять во внимание следующие значения ферритина у детей для диагностики латентного дефицита железа: 4 месяца - 13 лет 26 мкг / л и 13–19 лет (в т.ч.) 39 мкг / л.

Доктор Неве Вендт и доктор Хели Грюнберг из Детской клиники больницы Тартуского университета провели исследование среди детей в возрасте 9–12 месяцев в Эстонии, страдающих латентным дефицитом железа и железодефицитной анемией. Также врачи из клиники Тартуского университета подчеркнули важность того, что измерения гемоглобина недостаточны для диагностики дефицита железа. Для предотвращения железодефицитной анемии важно правильно диагностировать скрытый дефицит железа [5].

Вреден ли скрытый дефицит железа? Что происходит в нашем организме при скрытом дефиците железа?
  • Международное исследование показало, что мозг страдает от дефицита железа, когда уровень ферритина снижается ниже 35 мкг / л -> вредный неврологический эффект, нарушения развития мозга [4]
  • детей с низким запасом железа чаще страдают трудностями в обучении и концентрации внимания, нарушениями когнитивного и моторного развития [6]
  • взрослых и детей страдают снижением физической выносливости и работоспособности [6]

Доктор Вендт и доктор Грюнберг из Эстонии также отметили, что в случае латентного дефицита железа наш организм страдает физиологическими нарушениями мозга, крови и мышц [5]. Когда латентный дефицит железа уже развился и на дефицит железа не обращают внимания, мозг может страдать от необратимых неврологических повреждений в виде поведенческих нарушений, которые уже невозможно исправить с помощью лечения железом [4]. Таким образом, латентный дефицит железа чрезвычайно вреден для младенцев и детей, чей мозг все еще развивается. Лечение железом в случае правильно диагностированного дефицита железа очень важно, но еще важнее предотвращение скрытого дефицита железа, чтобы предотвратить необратимое повреждение детского мозга и железодефицитную анемию. Самым критическим временем для младенцев и детей ясельного возраста являются первые 1000 дней, когда мозг развивается очень быстро [4].

Группы риска латентного дефицита железа?
  • растущих детей, в основном в возрасте 6–24 месяцев: Повышенная потребность в железе во время фаз роста является одним из факторов риска дефицита железа. Железо из пищи не компенсирует повышенную потребность в железе в эти периоды. Узнайте больше о дефиците железа у детей ясельного возраста из ЗДЕСЬ .
  • младенцы с массой тела при рождении менее 3 кг и недоношенные дети -> низкие запасы железа уже при рождении
  • женщины фертильного возраста : железо выходит из организма в основном через кровь. Женщины фертильного возраста входят в группу риска из-за менструации. В случае нормальной менструации женщины теряют примерно 25–45 мл крови, а верхний предел кровопотери составляет около 80 мл. Обильные менструации при кровопотере более 80 мл [7]. 1 мл крови = 0,5 мг железа, следовательно, 30 мл кровопотери означает потерю железа 15 мг.Чтобы компенсировать эту сумму в течение 3–4 недель (до начала новой менструации), мы должны съесть 1,5 кг красного мяса, а здесь мы учли только 30 мл кровопотери. Многие женщины страдают от кровопотери гораздо большей, чем 30 мл. Часто причиной является не небольшое количество железа из пищи, а отрицательный баланс железа во время менструации. Нельзя лечить железодефицитную анемию (анемию) пищей! Мы писали больше о менструации и утюге из ЗДЕСЬ .
  • беременных : повышенная потребность в железе во время беременности также является одним из факторов риска.Железо из пищи не компенсирует повышенную потребность во время беременности, и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует 30–60 мг железа в день с начала до конца беременности [8]. Подробнее о беременности и дефиците железа читайте в ЗДЕСЬ .
  • пожилые люди : несбалансированное питание и хронические заболевания являются фактором риска дефицита железа. Хронические и инфекционные заболевания ослабляют всасывание железа. Это связано с гормоном гепсидином, о котором мы говорили ЗДЕСЬ .Пожилые люди также часто страдают кишечной кровопотерей.
  • веганы и вегетарианцы : веганы и вегетарианцы находятся в группах риска, когда диета несбалансирована и гемовое железо не компенсируется хорошими негемовым источником железа, такими как цельнозерновые продукты, бобовые, орехи, семена, сухофрукты, гречневая крупа. Поглощение гемового железа составляет около 25% и 10% для негемового железа, но источники негемового железа часто содержат во много раз больше элементарного железа на 100 г по сравнению с мясом. Источники негемового железа также содержат витамин С, который способствует усвоению железа.Таким образом, не следует недооценивать важность негемового железа в нашем рационе [9]. О негемовом и гемово-железном мы писали ЗДЕСЬ .
  • человек, потребляющих много молочных продуктов : молочные продукты содержат много кальция и белка, называемого казеином. Кальций и казеин ослабляют усвоение железа. Подробнее об анемии коровьего молока из ЗДЕСЬ .

Источники:

[1] F. Ebeling et al. Raudanpuute ilman anemiaa - miten ferritiiniarvoa tulkitaan? Lääkärilehti 8/2019.[2] Goodnough LT, Nemet E. Дефицит железа и связанные с ним расстройства. Кирьясса: Грир Дж. П., Арбер Д. А., Глэдер Б. Э., Лист А. Ф., Означает РТ, Роджерс Г. М., тоим. Wintrobe’s Clinical Hematology, 14. painos. Wolters Kluwer Health 2018: 615–43. [3] Synlab Eesti. Ферритиин. [4] Cusick SE, Georgieff MK, Rao R. Подходы к снижению риска дисфункции мозга у детей, вызванной дефицитом железа в раннем возрасте. Питательные вещества. 2018; 10 (2): 227. Опубликовано 17 февраля 2018 г. [5] Н. Вендт и Х. Грюнберг. Kuidas Diagnoosida ja ennetada rauapuudust imikutel? Eesti Arst 2009.88 (7-8): 481-484. [6] Arcanjo FP, Arcanjo CP, Сантос PR. Школьники с трудностями в обучении имеют низкий уровень железа и высокую распространенность анемии. J Nutr Metab. 2016; 2016: 7357136. [7] Günekoloog Ivi Saar - Valvekliinik. [8] КТО. Ежедневный прием добавок железа и фолиевой кислоты во время беременности. [9] ] А. Аро, М. Мутанен, М. Ууситупа. Ravitsemustiede, 4. – 7. том, 2017.

У меня диагностировали дефицит железа, что теперь?

Дефицит железа - наиболее распространенный дефицит питательных веществ в развитом мире, которым страдает примерно каждая третья женщина репродуктивного возраста.

Это может развиться, когда потребление железа или скорость его абсорбции не могут удовлетворить потребности организма в железе, вызывая слабость, утомляемость, плохую концентрацию внимания, головные боли и непереносимость физических упражнений.


Читать далее: Почему железо так важно в вашем рационе


Дефицит железа имеет несколько степеней тяжести и диагностируется с помощью анализа крови, показывающего уровень сывороточного ферритина (белка, который накапливает железо в организме) и / или гемоглобина (белка, ответственного за перенос кислорода в кровь).

Если уровень ферритина в сыворотке ниже 30 мкг / л (микрограмм на литр), то запасы железа истощаются (первая стадия или истощение запасов железа).

При уровнях ферритина в сыворотке менее примерно 20 мкг / л ткани и клетки не получают железо, необходимое для правильного функционирования (вторая стадия или латентный дефицит железа).

Последняя и наиболее тяжелая стадия - железодефицитная анемия. На этом этапе красные кровяные тельца больше не могут переносить достаточное количество кислорода по телу, что вызывает крайнюю слабость и утомляемость.

Причины

Для врачей и медицинских работников важно попытаться определить причину дефицита железа, поскольку это может быть побочным эффектом серьезного основного заболевания. Это может быть сложно, так как существует множество возможных причин, например:

  1. Кровопотеря, часто в результате обильных или продолжительных менструаций, кровотечений или частого сдачи крови

  2. Быть вегетарианцем, веганом или придерживаться диеты с недостаточным усвоением железа

  3. Нарушение всасывания питательных веществ из кишечника, вызванное такими состояниями, как целиакия или синдром раздраженного кишечника

  4. Повреждение красных кровяных телец из-за экстремальных тренировок, часто встречается у профессиональных спортсменов

  5. Генетическая предрасположенность.

Дополнение

Несмотря на причину, начальное лечение всегда должно включать добавку железа, чтобы помочь быстро улучшить статус железа и предотвратить прогрессирование железодефицитной анемии.

Добавки в высоких дозах могут вызывать побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта. MIA Studio / Shutterstock

Текущие клинические руководства рекомендуют принимать высокие дозы элементарного железа - 80-105 мг. Но клинические испытания также показали, что 60 мг может быть достаточно для эффективного лечения женщин с дефицитом железа.

Врачи часто рекомендуют безрецептурное лечение железом в форме сульфата железа, например Ferro-Gradumet. Некоторые составы содержат витамин С, который может улучшить усвоение дополнительного железа.

Добавки железа в высоких дозах, как правило, рекомендуются только до тех пор, пока запасы железа у человека не будут пополнены, и это будет подтверждено анализом крови, через три-шесть месяцев после начала приема.

Высокодозированные добавки железа могут иметь побочные эффекты, включая тошноту, запор и вздутие живота.Это может затруднить прием добавок, поэтому лечение должно быть только краткосрочным.


Читать далее: Проверка здоровья: могут ли витамины дополнить плохой рацион?


Побочные эффекты могут быть уменьшены путем приема добавки во время еды, а не натощак, или путем противодействия запорам с помощью пищевых добавок. Но оба из них, вероятно, уменьшат усвоение железа из добавки. Если у вас действительно возникают проблемы с переносимостью добавок железа в высоких дозах, поговорите со своим врачом или фармацевтом о вариантах с более низкими дозами или альтернативных формах.

Сколько железа вам нужно?

В долгосрочной перспективе важно устранить причину дефицита железа, что может означать увеличение потребления и усвоения железа.

Менструирующим женщинам (в возрасте 19–50 лет) требуется около 18 мг железа в день, что более чем вдвое превышает рекомендуемое количество для австралийских мужчин (8 мг). Многим женщинам может быть трудно добиться этого с помощью одной только диеты, но это можно сделать при правильном диетическом совете.

Женщинам требуется вдвое больше железа, чем мужчинам.Стейси Розеллс

Это было показано в исследовании, в котором женщины с дефицитом железа были рандомизированы для получения либо высоких доз железа (105 мг в день), либо диетического консультирования для достижения диеты с высоким содержанием железа. Хотя добавка железа привела к более быстрому восстановлению запасов железа по сравнению с группой, получавшей диету, группа с высоким содержанием железа продолжала улучшать свой статус железа в течение длительного периода времени.

В качестве бонуса группа, потребляющая диету с высоким содержанием железа, увидела более значительные улучшения в отношении здоровья и благополучия, таких как психическое здоровье и жизнеспособность.

Что такое диета с высоким содержанием железа?

Высокое общее потребление железа с пищей не гарантирует хорошего уровня железа. Это связано с тем, что усвоение пищевого железа является сложным и зависит от многих диетических факторов.

Самым важным из них является тип диетического железа, которых два. Гемовое железо содержится в мясе, рыбе и птице. Негемное железо поступает из хлеба и круп, овощей и фруктов.

Из кишечника всасывается 25-35% гемового железа по сравнению с 2-15% негемного железа, поэтому вам нужно съесть значительно больше негемного железа, чтобы поглотить такое же количество.Следовательно, употребление в пищу красного мяса (которое содержит больше всего гемового железа), рыбы или птицы действительно может повысить усвоение железа.

Также важно употреблять разнообразные продукты, не содержащие гема, для хорошего долгосрочного содержания железа. Хорошие источники включают бобы, чечевицу, тофу, макаронные изделия, хлопья для завтрака (многие из которых обогащены железом), хлеб, рис, яйца, сухофрукты, орехи и овощи, такие как брокколи, цветная капуста, капуста, горох и бобы. Фактически, большая часть пищевого железа поступает из негемных источников, таких как хлеб и крупы.


Читать далее: Почему вы должны придерживаться растительной диеты, но это не значит, что вы вегетарианец


Австралийское руководство по здоровому питанию рекомендует женщинам потреблять пять порций овощей, две порции фруктов, шесть порций хлеба и круп, 2,5 порции мяса и альтернативы и 2,5 порции молочных продуктов в день. Вы, вероятно, получите рекомендованные 18 мг железа, если будете придерживаться этих рекомендаций, и включите в них: обогащенные железом хлопья для завтрака в качестве одной порции хлеба / хлопьев; одна порция зеленых листовых овощей, таких как шпинат; и одна порция мяса, курицы или рыбы в категории «мясо / альтернативы».

Еще одна ключевая стратегия - повысить способность усваивать железо. Продукты, богатые витамином С, хорошо известны своей способностью повышать усвоение железа, поэтому включайте их в каждый прием пищи в виде свежих фруктов, овощей и салатов. К другим ускорителям всасывания железа относятся лимонный сок, уксус и алкоголь.

Продукты, богатые витамином С, помогают усваивать железо. Люк Майкл

Помимо того, что красное мясо, рыба и птица являются хорошим источником гемового железа, они также содержат особое соединение, которое усиливает абсорбцию негемного железа.Итак, идеальная еда для хорошего усвоения железа - это небольшой кусок нежирного мяса, курицы или рыбы с заправленным салатом и бокалом вина, дополненный свежими фруктами.

Чего следует избегать

В продуктах питания и напитках также есть вещества, которые препятствуют всасыванию железа, связывая его в кишечнике, поэтому оно проходит через желудочно-кишечный тракт, не всасываясь. К ним относятся: дубильные вещества и полифенолы, содержащиеся в чае и кофе; оксалаты, содержащиеся в шпинате; и фитаты, содержащиеся в продуктах с высоким содержанием клетчатки и бобовых.

Хотя многие из них очень полезны по другим причинам, тем, кто придерживается вегетарианской диеты, особенно необходимо знать об их эффектах. Вы можете бороться с ними, добавляя во время еды большое количество усилителей усвоения железа и воздерживаясь от чая или кофе в течение как минимум часа после еды.

И последнее, что следует учитывать, это то, что другие минералы, в частности кальций и цинк, могут конкурировать с железом за усвоение. Хотя это не большая проблема в контексте сбалансированной диеты, прием другой минеральной добавки может повлиять на усвоение железа.Поэтому посоветуйтесь с врачом или диетологом по поводу любых добавок, которые вы принимаете.

Скрытый дефицит железа при рождении влияет на созревание слуховой нервной системы у недоношенных и доношенных новорожденных | Американский журнал клинического питания

РЕФЕРАТ

Предпосылки: Внутриутробный латентный дефицит железа был связан с аномальными исходами нервного развития в детстве. Его сопутствующее влияние на созревание слуховой нервной системы не было хорошо изучено у недоношенных и доношенных новорожденных.

Цель: Цель заключалась в том, чтобы определить, связано ли внутриутробное состояние железа с созреванием слуховой нервной системы у недоношенных и доношенных новорожденных.

Дизайн: Это проспективное когортное исследование было проведено в больнице сэра Ганга Рама, Нью-Дели, Индия. Младенцы с гестационным возрастом ≥34 недель соответствовали критериям исключения, если они не соответствовали критериям исключения: черепно-лицевые аномалии, хромосомные нарушения, гемолитическая болезнь, многоплодие, материнская инфекция в третьем триместре, хориоамнионит, токсоплазмоз, другие инфекции, краснуха, цитомегаловирусная инфекция и простой герпес вирусные инфекции (TORCH), оценка по шкале Апгар <5 через 5 минут, сепсис, не забор пуповинной крови или невозможность проведения слуховой оценки.В исследование были включены шестьдесят последовательных младенцев с факторами риска дефицита железа, такими как маленькие для гестационного возраста и материнский диабет, и 30 детей без факторов риска дефицита железа. Абсолютные волновые задержки и межпиковые задержки, оцениваемые по слуховой реакции ствола мозга в течение 48 часов после рождения, измерялись и сравнивались между младенцами с латентным дефицитом железа (сывороточный ферритин ≤75 нг / мл) и младенцами с нормальным статусом железа (сывороточный ферритин> 75 нг / мл) при рождении.

Результаты: У 23 новорожденных был латентный дефицит железа.Младенцы с латентным дефицитом железа имели значительно увеличенные латентные периоды V волны (7,10 ± 0,68 по сравнению с 6,60 ± 0,66), межпиковые латентности III – V (2,37 ± 0,64 по сравнению с 2,07 ± 0,33) и межпиковые задержки I-V (5,10 ± 0,57 по сравнению с 4,72 ± 0,56) по сравнению с младенцами с нормальным статусом железа ( P <0,05). Эта разница оставалась значимой при регрессионном анализе после контроля вмешивающихся факторов. Не было замечено различий между латентными периодами I и III и межпиковыми латентностями I – III.

Заключение : Скрытый дефицит железа связан с аномальным созреванием слуховой нервной системы у младенцев в гестационном возрасте ≥34 недель. Это исследование было зарегистрировано на сайте Clinicaltrials.gov как NCT02503397.

См. Соответствующую редакционную статью на странице 987.

ВВЕДЕНИЕ

Железо является важным питательным веществом для развития мозга (1). На раннем этапе развития человека железо требуется для множества процессов развития нервной системы, включая миелинизацию, рост дендритов, синаптическую функцию, метаболизм моноаминов и энергетический обмен (2–5).Чтобы удовлетворить потребности развивающегося мозга в железе, в последнем триместре беременности происходит активный перенос железа через плаценту; Таким образом, у большинства доношенных детей при рождении наблюдается избыток железа (6, 7). Однако дефицит железа у матери во время беременности, являющийся глобальной проблемой здравоохранения, может отрицательно сказаться на содержании железа у плода (7–9). Кроме того, недоношенность, сахарный диабет у матери, преэклампсия, курение матери и ограничение внутриутробного развития во время беременности также связаны со снижением передачи железа плоду и часто приводят к дефициту железа в утробе матери (7, 10–12).Концентрация ферритина пуповинной сыворотки (SF) 6 при рождении обеспечивает хорошее измерение концентрации накопленного железа в тканях плода и поэтому часто используется для оценки статуса железа в утробе матери (13, 14).

Иерархическая потеря тканевого железа происходит во время прогрессирующего отрицательного баланса железа, и истощение запасов железа происходит в головном мозге до того, как это произойдет в красных кровяных тельцах (15). Отрицательный статус железа, который возникает, когда железо в головном мозге может быть истощено, но эритроциты не затронуты, определяется как латентный дефицит железа (LID).Новые данные свидетельствуют о том, что внутриутробный LID, определяемый как SF пуповины ≤75 нг / мл у недоношенных и доношенных новорожденных, связан с задержкой созревания нейронов и аномальными неврологическими исходами в детстве (16–18).

Абсолютные задержки и задержки между пиками (IPL) слухового ответа ствола мозга (ABR) часто используются в качестве суррогатных критериев оценки нервного созревания у новорожденных (19–22). Волна ABR состоит из 3 основных волн (I, III и V), которые можно надежно измерить у младенцев с гестационным возрастом (GA) ≥34 недель (23).Абсолютные латентные периоды для каждой из этих волн ABR и IPL (I – III, III – V и I – V) зависят от степени миелинизации, развития нейронов, синаптической функции и роста аксонов в слуховой нервной системе. Абсолютные латентные периоды и IPL уменьшаются по мере созревания слуховой нервной системы у новорожденных с возрастом (23, 24).

Хотя железо необходимо для созревания слуховой нервной системы в перинатальном периоде, существует мало данных о сопутствующем эффекте внутриутробного LID на созревание слуховой нервной системы у недоношенных и доношенных новорожденных.Настоящее проспективное исследование было выполнено с целью определить связь между внутриутробным LID и аномальным созреванием слуховой нервной системы при рождении у младенцев с GA ≥34 недель.

МЕТОДЫ

Дизайн исследования

Было проведено проспективное когортное исследование для сравнения созревания слуховой нервной системы (оцениваемого по абсолютной латентности и IPL) при рождении у младенцев с нормальным статусом внутриутробного железа (SF> 75 нг / мл, или 168.5 пмоль / л) и младенцы с внутриутробным LID (SF ≤75 нг / мл или ≤168,5 пмоль / л) при ≥34 нед. Исследование проводилось в больнице сэра Ганга Рама, Нью-Дели, Индия, с июля 2011 года по март 2012 года. Исследование было одобрено Советом по обзору и этике институциональных исследований. Письменное согласие родителей было получено для каждого субъекта, включенного в исследование.

Исследуемая популяция

Чтобы изучить достаточное количество субъектов с LID, как определено расчетом размера выборки, мы включили две трети исследуемой популяции с известными факторами риска дефицита железа: младенцы от матерей с диабетом и младенцы с малым для гестационного возраста (SGA) младенцы.Статус SGA определялся как масса тела при рождении менее 10-го процентиля для GA в соответствии с диаграммой роста Фентона (25). Оставшаяся треть исследуемой популяции была включена от младенцев без известных факторов риска дефицита железа. Младенцы с черепно-лицевыми аномалиями, хромосомными нарушениями, гемолитической болезнью (положительный результат по Кумбу), многоплодие, материнские инфекции в третьем триместре в анамнезе, клинический хориоамнионит, оценка по шкале Апгар <5 через 5 минут, токсоплазмоз, другие инфекции, краснуха, цитомегаловирусная инфекция и т. Д. инфекции, вызванные вирусом простого герпеса (TORCH), сепсис, подтвержденный клиническими или посевными данными, и история госпитализации в отделение интенсивной терапии новорожденных были исключены.Кроме того, были исключены младенцы, у которых не брали пуповинную кровь для измерения SF и для которых нельзя было провести тест ABR из-за недоступности аудиолога.

Переменная воздействия: состояние железа оценивается шнуром SF

Образцы крови были собраны у подходящих матерей при поступлении в родильное отделение и немедленно центрифугированы для отделения и хранения сыворотки в холодильнике при 4 ° C до рождения ребенка. Пуповинную кровь собирали у всех подходящих младенцев вскоре после рождения и немедленно центрифугировали для отделения и хранения сыворотки в холодильнике при 4 ° C.После того, как младенец был включен в исследование, образцы как матери, так и пуповины были отправлены в лабораторию учреждения для измерения SF с использованием метода хемилюминесцентного иммуноанализа. Каждого младенца обследовали на анемию или полицитемию, если по клиническим показаниям по усмотрению лечащего врача. Для анализа испытуемые были разделены на 2 группы в зависимости от концентраций SF пуповины: 1 ) младенцы с концентрацией SF пуповины ≤75 нг / мл (LID) и 2 ) младенцы с концентрацией SF пуповины> 75 нг / мл. мл.

Результат: созревание слуховой нервной системы

Двусторонние монофонические тесты ABR были выполнены аудиологом, имеющим опыт проведения таких тестов у новорожденных. ABR регистрировали для каждого субъекта с помощью системы вызванных ответов Bio-logic Navigator (Bio-logic Systems) между 24 и 48 часами после рождения. Тесты ABR проводились с использованием широкополосных щелчков с уровнем 80 дБ нПС со вставленными наушниками, когда испытуемый находился на спине в тихой комнате и имел нормальную температуру кожи.Щелчки были представлены с частотой повторения 29,9 / с, и для каждого уха было записано 3 цикла по 2000 повторений. 2 наиболее воспроизводимых цикла для каждого уха были усреднены и использованы для анализа. Показатели ABR были проанализированы аудиологом, не знающим о статусе железа. Мы заранее определили, что результаты ABR для лучшего уха (определяемого как ухо с более короткой задержкой волны V) будут использоваться для оценки результатов. Абсолютные латентные периоды волн I, III и V и IPL (I – III, III – V и I – V) были измерены и считались показателями исхода для слухового нервного созревания на разных уровнях слухового пути.

Расчет размера выборки

Примерный размер выборки был определен для количества младенцев, подлежащих изучению, на основании полученных данных об абсолютной латентности у младенцев ≥34 недель GA. Мы предположили соотношение 1: 3 для младенцев с LID и младенцев с нормальным статусом железа в нашей популяции. Принимая во внимание сообщенное стандартное отклонение 0,4 для абсолютных латентных периодов у младенцев ≥34 младенцев GA, 20 младенцев с LID и 60 младенцев с нормальным статусом железа (соотношение 1: 3) позволят выявить фактическую разницу 0.3 мс (равно 0,75 SD) для абсолютных задержек с уровнем α 0,05 и мощностью 0,80 (26). Мы предположили, что частота LID составляет ~ 30% у младенцев ≥34 недель GA с известными факторами риска дефицита железа. Таким образом, мы подсчитали, что всего 90 младенцев - 60 младенцев с известными факторами риска LID и 30 младенцев без известных факторов риска LID - будут подходящими для предлагаемого исследования.

Статистический анализ

Статистический анализ был выполнен с использованием Stata версии 10 (Stata Corporation).Две группы младенцев (LID по сравнению с нормальным статусом железа) сравнивались с использованием двухвыборочных тестов t для непрерывных переменных с нормальным распределением или с тестом Манна-Уитни U для асимметричного распределения. Категориальные переменные измерялись с помощью критерия хи-квадрат или точного критерия Фишера, если применимо. Все тесты были двусторонними, и P <0,05 считалось статистически значимым. Переменные, идентифицированные как связанные со статусом железа или созреванием слуховой нервной системы при двумерном анализе ( P <0.1) считались потенциальными мешающими факторами и были включены в построение модели. Регрессионный анализ проводился с использованием метода обратного отбора. Ковариаты, которые не внесли значительного вклада в модель ( P <0,1), были удалены из модели. Окончательная регрессионная модель была оценена на предмет соответствия.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Всего за период исследования в ясли для новорожденных поступило 657 младенцев с GA ≥34 нед. Из этих младенцев 156 соответствовали критериям исключения.Из соответствующих критериям обследования 98 последовательных детей, поступивших в отделение для новорожденных с факторами риска LID, такими как SGA и материнский диабет, были обследованы. Из этих 98 диад мать-младенец 60 матерей согласились. Аналогичным образом были обращены к 48 последовательным диадам мать-младенец без известных факторов риска LID; 30 матерей согласились. Всего было обследовано 90 новорожденных, 40 (44%) из которых были недоношенными на поздних сроках. Средние концентрации SF у матери и пуповины составили 37,7 ± 21 и 134 ± 83,3 нг / мл соответственно.Была обнаружена значимая положительная корреляция между концентрацией SF у матери и SF пуповины (ρ = 0,42, P <0,001). Ни у одного из этих младенцев не было анемии. Из 90 младенцев у 23 (25,5%) внутриутробно ВЗД и у 67 был нормальный статус железа внутриутробно. Общая частота LID среди младенцев с факторами риска составила 31,6%, тогда как частота LID среди детей без факторов риска составила 13,3%. Распространенность LID среди младенцев с SGA и младенцев от матерей с диабетом составляла 26,7% и 36,7% соответственно.

Демографические и клинические характеристики новорожденных при родах в зависимости от статуса железа показаны в таблице 1. Не было обнаружено значительных различий между двумя группами по GA, массе при рождении, полу, способу родов и баллу по шкале Апгар. 5 мин. Кроме того, между двумя группами не было обнаружено значительных различий в преэклампсии, материнском диабете и доле младенцев с SGA. Между двумя группами была обнаружена значительная разница в концентрациях материнского SF; младенцы с LID имели более низкие материнские концентрации SF, чем младенцы с нормальным статусом железа.

ТАБЛИЦА 1

Материнские и неонатальные характеристики исследуемой популяции как функция внутриутробного статуса железа

% Материнский преждевременный 40 5
Скрытый дефицит железа 1 ( n = 23) Нормальный статус железа ( n = 67 ) P значение
Гестационный возраст, нед 37,1 ± 2 2 37,4 ± 1,8 0,57 3
9040 .8 46 0,89 5
Ферритин материнской сыворотки, нг / мл 25 ± 17 41 ± 20 0,0009 3
18 0,96 5
Младенец от диабетической матери,% 39 28 0,34 5
Кесарево сечение 55664 65664
Оценка по шкале Апгар через 5 мин 8,8 ± 0,49 8,8 ± 0,38 0,65 6
Масса тела при рождении, г 6
Мужской пол,% 70 51 0,12 5
Малый для гестационного возраста,% 35 33 9065 C ферритин сыворотки, нг / мл 47 ± 23 163 ± 75 0.0001 6
значение 89 5
Скрытый дефицит железа 1 ( n = 23) Нормальный статус железа ( n = 67)

Гестационный возраст, нед 37,1 ± 2 2 37,4 ± 1,8 0,57 3
Поздние недоношенные, 4 % 47,8 46
Ферритин материнской сыворотки, нг / мл 25 ± 17 41 ± 20 0,0009 3
Материнская преэклампсия,% 1866 2266 2266 5
Младенец от диабетической матери,% 39 28 0,34 5
Кесарево сечение,% 65 55 40 5
Оценка по шкале Апгар через 5 мин 8,8 ± 0,49 8,8 ± 0,38 0,65 6
Масса тела при рождении, г 6
Мужской пол,% 70 51 0,12 5
Малый для гестационного возраста,% 35 33 9065 C ферритин сыворотки, нг / мл 47 ± 23 163 ± 75 0.0001 6
ТАБЛИЦА 1

Материнские и неонатальные характеристики исследуемой популяции в зависимости от внутриутробного статуса железа

904 20466 904 0,0009 3
Скрытый дефицит железа 1 ( n 904 = 23) 904 Нормальный статус железа ( n = 67) P значение
Гестационный возраст, нед 37,1 ± 2 2 37,4 ± 1,8 0.57 3
Поздние недоношенные, 4 % 47,8 46 0,89 5
Ферритин материнской сыворотки, нг / мл
Материнская преэклампсия,% 22 18 0,96 5
Младенец от диабетической матери,% 39 2834 5
Кесарево сечение,% 65 55 0,40 5
Оценка по шкале Апгар через 5 мин 8,8 ± 0,49 8,8 ± 0,38
Масса тела при рождении, г 2502 ± 635 2496 ± 605 0,89 6
Мужской пол,% 70 51 0,12 9048 904 904 904 904 для беременных возраст,% 35 33 0.86 5
Ферритин пуповинной сыворотки, нг / мл 47 ± 23 163 ± 75 0,0001 6
904 дефицит железа 904 = 23) 57 3 904 20466 904 0,0009 3
Нормальный статус железа ( n = 67) P значение
Срок беременности, нед 37,1 ± 2 2 37,4 ± 1,8
Поздние недоношенные, 4 % 47,8 46 0,89 5
Ферритин материнской сыворотки, нг / мл
Материнская преэклампсия,% 22 18 0,96 5
Младенец от диабетической матери,% 39 2834 5
Кесарево сечение,% 65 55 0,40 5
Оценка по шкале Апгар через 5 мин 8,8 ± 0,49 8,8 ± 0,38
Масса тела при рождении, г 2502 ± 635 2496 ± 605 0,89 6
Мужской пол,% 70 51 0,12 9048 904 904 904 904 для беременных возраст,% 35 33 0.86 5
Ферритин пуповинной сыворотки, нг / мл 47 ± 23 163 ± 75 0,0001 6

При оценке возможных факторов, мешающих созреванию, слуховой нервной системе обнаружили, что способ родоразрешения, пол и SGA связаны с латентностью волны V и IPL III – V и I – V ( P <0,1). Следовательно, в дополнение к материнской SF, эти переменные были включены в регрессионную модель в качестве смешивающих переменных.

Абсолютная задержка волны

Не было обнаружено значительных различий в абсолютных латентных периодах I и III между двумя группами (таблица 2). Однако латентные периоды волны V были значительно увеличены у младенцев с LID по сравнению с младенцами с нормальным статусом железа. При независимой оценке связь между латентным периодом LID и волны V была значительной как у мальчиков, так и у девочек. При регрессионном анализе SGA и пол не влияли на отдельные модели и были удалены с помощью метода обратного отбора.Связь между LID и латентностью волны V оставалась значимой (коэффициент = 0,71; 95% ДИ: 0,38, 1,04; P = 0,001) даже после того, как материнская SF и способ родов контролировались.

ТАБЛИЦА 2

Слуховое созревание нейронов как функция статуса железа 1

9.06 2
Скрытый дефицит железа ( n = 23) Нормальный статус железа ( n = 67) значение P
Абсолютная задержка, мс
Волна I 2.00 ± 0,47 1,88 ± 0,40 0,4 2
Волна III 4,72 ± 0,62 4,52 ± 0,51 0,11 2
Волна V 6 ± 0,66 0,001 3
Межпиковая задержка, мс
I – III 2,72 ± 0,69 2,64 ± 0,39
III – V 2,37 ± 0,64 2,07 ± 0,33 0,02 2
I – V 5,10 ± 0,57 4 90,000 4,72 ± 0,56
Абсолютная задержка 9.06 2
Скрытый дефицит железа ( n = 23) Нормальное состояние железа ( n = 67) P значение
Волна I 2.00 ± 0,47 1,88 ± 0,40 0,4 2
Волна III 4,72 ± 0,62 4,52 ± 0,51 0,11 2
Волна V 6 ± 0,66 0,001 3
Межпиковая задержка, мс
I – III 2,72 ± 0,69 2,64 ± 0,39
III – V 2,37 ± 0,64 2,07 ± 0,33 0,02 2
I – V 5,10 ± 0,57 4 4,72 ± 0,56
ТАБЛИЦА 2

Слуховое нейральное созревание в зависимости от статуса железа 1

9.06 2
Скрытый дефицит железа ( n = 23) Нормальный статус железа ( n ) Значение P
Абсолютная задержка, мс
Волна I 2.00 ± 0,47 1,88 ± 0,40 0,4 2
Волна III 4,72 ± 0,62 4,52 ± 0,51 0,11 2
Волна V 6 ± 0,66 0,001 3
Межпиковая задержка, мс
I – III 2,72 ± 0,69 2,64 ± 0,39
III – V 2,37 ± 0,64 2,07 ± 0,33 0,02 2
I – V 5,10 ± 0,57 4 90,000 4,72 ± 0,56
Абсолютная задержка 9.06 2
Скрытый дефицит железа ( n = 23) Нормальное состояние железа ( n = 67) P значение
Волна I 2.00 ± 0,47 1,88 ± 0,40 0,4 2
Волна III 4,72 ± 0,62 4,52 ± 0,51 0,11 2
Волна V 6 ± 0,66 0,001 3
Межпиковая задержка, мс
I – III 2,72 ± 0,69 2,64 ± 0,39
III – V 2,37 ± 0,64 2,07 ± 0,33 0,02 2
I – V 5,10 ± 0,57 4 90,000 4,72 ± 0,56

Межпиковая задержка

Не было обнаружено значительных различий в IPL I – III между двумя группами; однако IPL III – V и I – V были значительно продлены у младенцев с LID по сравнению с младенцами с нормальным статусом железа (таблица 2).При независимой оценке связь между LID и IPL I – V была значимой как у мальчиков, так и у девочек. Однако связь между LID и IPL III – V была значимой только у младенцев женского пола. Таким образом, пол использовался в качестве модификатора эффекта в регрессионной модели для оценки связи между LID и IPL III – V. При регрессионном анализе SGA, способ родоразрешения и пол не влияли на отдельные модели и были удалены из моделей с использованием метода обратного отбора.После того, как материнская SF контролировалась, у младенцев с LID была значительно увеличенная IPL III – V (коэффициент = 0,36; 95% ДИ: 0,14, 0,57; P = 0,001) и I – V (коэффициент = 0,47; 95% ДИ: 0,18, 0,75; P = 0,002), но не IPL I – III по сравнению с младенцами с нормальным статусом железа.

ОБСУЖДЕНИЕ

Дефицит железа - один из наиболее распространенных недостатков пищевых продуктов в мире (27). Что еще более важно, дефицит железа часто встречается у женщин во время беременности и может отрицательно влиять на развитие мозга плода (6–9, 27).Кроме того, часто встречаются такие состояния, как материнский диабет и ограничение внутриутробного развития, которые могут быть связаны с внутриутробным LID (28, 29). Несмотря на то, что критическая роль железа в развитии мозга известна, существует мало данных о сопутствующем влиянии внутриутробного статуса железа на развитие мозга у недоношенных и доношенных детей с риском LID. Наши результаты предполагают, что внутриутробные LID связаны с аномальным созреванием слуховой нервной системы, по оценке ABR, вскоре после рождения у поздних недоношенных и доношенных детей.

Наше открытие связи между внутриутробными LID и аномальным созреванием слуховой нервной системы у недоношенных и доношенных новорожденных согласуется с ранее опубликованными данными о подобной связи у очень недоношенных детей (17). Однако по сравнению с исследованием очень недоношенных детей, у которых трудно измерить IPL из-за незрелой формы волны ABR, мы смогли измерить IPL у недоношенных и доношенных детей. Наши данные о пролонгировании IPL III – V и I – V, которые отражают миелинизацию слухового пути, согласуются с результатами недавнего исследования, которое показало, что внутриутробный LID связан с аномальной миелинизацией слухового пути у недоношенных новорожденных и доношенных детей. (18).Разница в демографических и клинических характеристиках исследуемой популяции, включая расовые различия, может объяснить более короткую IPL у наших субъектов по сравнению с IPL, о которой сообщалось в более раннем исследовании (18). Однако, по сравнению с предыдущим исследованием, мы провели более полную оценку слухового созревания, и наша исследуемая популяция отличалась от таковой в предыдущем исследовании. Популяция субъектов характеризовалась высокой распространенностью железодефицитной анемии у матери во время беременности по сравнению с нормальным статусом железа у матери во время беременности в предыдущем исследовании.Кроме того, мы обнаружили сильную положительную корреляцию между SF матери и пуповины, что свидетельствует о том, что материнский LID был одним из факторов риска LID у младенцев. Эти результаты предполагают возможную роль раннего скрининга и соответствующего вмешательства матери для улучшения статуса железа у плода и связанного с ним развития нервной системы в популяции с высокой распространенностью дефицита железа у матери. Наши данные о значительном увеличении латентности волны V и IPL III – V и I – V у младенцев с LID предполагают, что внутриутробный статус железа у младенцев ≥34 недель GA имеет большее влияние на слуховой путь на уровне ствола мозга.Хотя это и не оценивается, это может быть связано со сроками дефицита железа во время жизни плода и созреванием слуховой нервной системы. Созревание слуховых нервов прогрессирует в каудально-ростральном направлении с созреванием на уровне слухового нерва, предшествующим созреванию на уровне ствола мозга, и почти завершается при рождении у доношенных детей (23, 24). Следовательно, внутриутробные LID, возникающие на поздних сроках беременности, с большей вероятностью будут иметь большее влияние на слуховой путь на уровне ствола мозга.

Неизвестно, улучшатся ли эти аномальные изменения ABR, вторичные по отношению к внутриутробным LID, с течением времени или являются необратимыми. Доступная литература, полученная в результате продольного исследования у детей старшего возраста, предполагает, что коррекция постнатальной железодефицитной анемии с помощью добавок железа не может обратить вспять изменения ABR (30, 31). Это неудивительно, потому что запасы железа в мозге истощаются задолго до того, как затронуты эритроциты и возникнет железодефицитная анемия. Следовательно, предшествующий статус дефицита железа в головном мозге в критический период развития мозга с большей вероятностью приведет к необратимым изменениям ABR к тому времени, когда будет диагностирована железодефицитная анемия.Таким образом, добавление железа при установленной железодефицитной анемии не может улучшить изменения ABR. Остается определить, может ли добавление железа в перинатальный период предотвратить изменения ABR, связанные с LID.

Одной из сильных сторон нашего исследования была объективная оценка слухового нервного созревания с использованием ABR. Во-вторых, статус железа оценивался на основе SF. Низкая концентрация SF всегда указывает на плохой статус железа или дефицит железа. В-третьих, мы использовали концентрацию SF 75 нг / мл в качестве порогового значения для определения LID, поскольку она использовалась в большинстве исследований исходов новорожденных и неизменно показала свою связь с аномальными исходами нервного развития у доношенных и недоношенных детей (16–18).Чтобы избежать ошибочной классификации, мы также исключили младенцев с сепсисом, который может быть связан с ложно завышенным SF. Кроме того, неонатальные клинические состояния, которые могут повлиять на результаты ABR, были исключены, чтобы ограничить влияние на исход. Одним из ограничений нашего исследования было то, что мы не оценивали заболевание среднего уха, которое может влиять на абсолютную латентность волны I в соответствующем ухе. Однако, как и раньше, мы использовали результаты ABR для лучшего уха для анализа, чтобы уменьшить влияние любой возможной односторонней периферической слуховой дисфункции (17, 18).Более того, сильная связь, наблюдаемая между LID и абсолютной латентностью аномальной волны V, вряд ли станет незначительной, даже если у младенцев с LID было отмечено значительное увеличение периферической слуховой дисфункции по сравнению с младенцами с нормальным статусом железа. Что еще более важно, на IPL III – V и I – V вряд ли повлияет периферическая слуховая дисфункция. Во-вторых, более новые тесты на содержание железа, такие как сывороточный растворимый рецептор трансферрина и содержание гемоглобина ретикулоцитов, могли быть полезны для оценки статуса железа в диадах мать-младенец; однако эти анализы железа не стандартизированы для использования у новорожденных и не являются общедоступными.

Таким образом, наши результаты показывают, что LID часто встречается среди поздних недоношенных и доношенных детей из группы риска и что LID ассоциируется с аномальным созреванием слуховой нервной системы. Остается вопрос, следует ли регулярно обследовать недоношенных и доношенных детей из группы риска на предмет содержания железа вскоре после рождения. Это может иметь решающее значение для групп населения, в которых дефицит железа у матери во время беременности очень распространен. Поскольку у поздних недоношенных детей потребность в железе вдвое превышает потребность доношенных детей, добавка железа необходима для поздних недоношенных детей (32).Однако в настоящее время прием добавок железа не рекомендуется доношенным детям в течение первых нескольких месяцев после рождения. Для ответа на эти важные вопросы срочно необходимы будущие хорошо спланированные исследования.

Мы благодарим Hongyue Wang за руководство и помощь в проведении статистического анализа, а также Марка Орландо за техническую поддержку и руководство по аудиологической оценке.

Обязанности авторов - SS и SBA: разработка исследования; ВК: провел исследование; LMS: помог с оценками ферритина; AA: выполнил ABR по всем предметам; SS и AS: проанализировали данные и выполнили статистический анализ; SS, VC и SBA: написал и отредактировал рукопись; и все авторы: одобрили окончательное содержание рукописи.Ни один из авторов не заявлял о конфликте интересов.

ССЫЛКИ

1.

Борода

Дж

.

Последние данные исследований на людях и животных, касающиеся статуса железа и развития младенцев

.

J Nutr

2007

;

137

(

Доп.

):

524S

-

30S

. 2.

Борода

Дж

,

Эриксон

КМ

,

Джонс

BC

.

Дефицит железа у новорожденных приводит к необратимым изменениям дофаминовой функции у крыс

.

J Nutr

2003

;

133

:

1174

-

9

.3.

Георгиев

МК

,

Innis

SM

.

Спорные питательные вещества, потенциально влияющие на преждевременное развитие нервной системы: незаменимые жирные кислоты и железо

.

Pediatr Res

2005

;

57

:

99R

-

103R

.4.

Борода

JL

.

Почему дефицит железа важен для развития ребенка

.

J Nutr

2008

;

138

:

2534

-

6

. 5.

Rao

R

,

Tkac

I

,

Schmidt

AT

,

Georgieff

MK

.

Дефицит железа у плода и новорожденного вызывает потерю объема и изменяет нейрохимический профиль гиппокампа взрослых крыс

.

Nutr Neurosci

2011

;

14

:

59

-

65

.6.

Rao

R

,

Георгиефф

MK

.

Железо в питании плода и новорожденного

.

Semin Fetal Neonatal Med

2007

;

12

:

54

-

63

,7.

Rao

R

,

Георгиефф

MK

.

Перинатальные аспекты метаболизма железа

.

Acta Paediatr Suppl

2002

;

91

:

124

-

9

.8.

Авель

R

,

Rajaratnam

J

,

Gnanasekaran

VJ

,

Jayaraman

P

.

Распространенность анемии и дефицита железа в трех триместрах в сельском округе Веллор, Южная Индия

.

Trop Doct

2001

;

31

:

86

-

9

.9.

Шао

Дж

,

Lou

J

,

Rao

R

,

Georgieff

MK

,

Kaciroti

N

,

Войлок

BT

,

Zhao

Zhao

Концентрация ферритина в сыворотке крови матери положительно связана с запасами железа у новорожденных у женщин с низким ферритиновым статусом на поздних сроках беременности

.

J Nutr

2012

;

142

:

2004

-

9

.10.

Чоккалингам

UM

,

Murphy

E

,

Ophoven

JC

,

Weisdorf

SA

,

Georgieff

MK

.

Показатели пуповинного трансферрина и ферритина у новорожденных с риском пренатальной маточно-плацентарной недостаточности и хронической гипоксии

.

J Pediatr

1987

;

111

:

283

-

6

.11.

Петри

CD

,

Eaton

MA

,

Wobken

JD

,

Mills

MM

,

Johnson

DE

,

Georgieff

MK

.

Дефицит железа в печени, сердце и головном мозге у новорожденных от матерей с диабетом

.

J Pediatr

1992

;

121

:

109

-

14

.12.

Амин

SB

,

Scholer

L

,

Шривастава

M

.

Уровень железа перед выпиской и его детерминанты у недоношенных детей

.

J Matern Fetal Neonatal Med

2012

;

25

:

2265

-

9

. 13.

MacPhail

AP

,

Charlton

RW

,

Bothwell

TH

,

Torrance

JD

.

Взаимосвязь между железным статусом матери и ребенка

.

Scand J Haematol

1980

;

25

:

141

-

50

.14.

Флеминг

РЭ

.

Уровни ферритина пуповины в сыворотке, статус железа у плода и исходы нервного развития: корреляции и искажающие переменные

.

J Pediatr

2002

;

140

:

145

-

8

.15.

Даллман

PR

.

Биохимические основы проявления дефицита железа

.

Annu Rev Nutr

1986

;

6

:

13

-

40

. 16.

Тамура

т

,

Goldenberg

RL

,

Hou

J

,

Johnston

KE

,

Cliver

SP

,

Ramey

SL

,

Nelson

.

Концентрация ферритина пуповины в сыворотке крови и умственное и психомоторное развитие детей в возрасте пяти лет

.

J Pediatr

2002

;

140

:

165

-

70

,17.

Амин

SB

,

Орландо

M

,

Эддинс

A

,

MacDonald

M

,

Monczynski

C

,

Wang

H

.

Внутриутробный статус железа и созревание слуховой нервной системы у недоношенных детей по оценке слуховой реакции ствола мозга

.

J Pediatr

2010

;

156

:

377

-

81

. 18.

Амин

SB

,

Орландо

M

,

Wang

H

.

Скрытый дефицит железа в утробе матери связан с аномальной слуховой нейральной миелинизацией у младенцев гестационного возраста ≥ 35 недель

.

J Pediatr

2013

;

163

:

1267

-

71

. 19.

Амин

SB

,

Merle

KS

,

Orlando

MS

,

Dalzell

LE

,

Guillet

R

.

Созревание ствола мозга у недоношенных детей в зависимости от типа энтерального питания

.

Педиатрия

2000

;

106

:

318

-

22

.20.

Амин

SB

,

Guillet

R

.

Созревание слуховой нервной системы после воздействия многократных курсов антенатального приема бетаметазона у недоношенных детей согласно оценке слуховой реакции ствола мозга

.

Педиатрия

2007

;

119

:

502

-

8

.21.

Амин

SB

,

Orlando

MS

,

Dalzell

LE

,

Merle

KS

,

Guillet

R

.

Созревание ствола мозга после антенатального воздействия стероидов у недоношенных детей по оценке слуховой реакции ствола мозга

.

J Perinatol

2003

;

23

:

307

-

11

.22.

Тайсон

JE

,

Lasky

R

,

Flood

D

,

Mize

C

,

Picone

T

,

Paule

CL

.

Рандомизированное испытание добавок таурина для младенцев с массой тела при рождении менее или равной 1300 граммов: влияние на слуховые реакции ствола мозга

.

Педиатрия

1989

;

83

:

406

-

15

. 23.

Пиктон

TWTM

,

Дюрье-Смит

А

.

Слуховые вызванные потенциалы ствола мозга в педиатрии

. В:

Aminoff

MJ

, изд.

Электродиагностика в клинической меурологии.

Нью-Йорк

:

Черчилль Ливингстон

;

1992

:

537

-

9

.24.

Амин

SB

,

Orlando

MS

,

Dalzell

LE

,

Merle

KS

,

Guillet

R

.

Морфологические изменения серийных слуховых ответов ствола головного мозга у младенцев гестационного возраста от 24 до 32 недель в течение первой недели жизни

.

Ear Hear

1999

;

20

:

410

-

8

.25.

Фентон

TR

.

Новая диаграмма роста недоношенных детей: диаграмма Бэбсона и Бенды, обновленная последними данными и новым форматом

.

BMC Pediatr

2003

;

3

:

13

. 26.

Casali

RL

,

Сантос

MF

.

Слуховой ствол мозга, вызванный реакцией: паттерны реакции доношенных и недоношенных детей

.

Браз Дж Оториноларингол

2010

;

76

:

729

-

38

. 27.

Khalafallah

AA

,

Деннис

AE

.

Железодефицитная анемия во время беременности и в послеродовом периоде: патофизиология и влияние пероральной и внутривенной терапии железом

.

J Беременность 2012

;

2012

:

630519

,28.

Феррара

А

.

Рост заболеваемости гестационным сахарным диабетом

.

Уход за диабетом

2007

;

30

:

S141

-

6

,29.

Ромо

А

,

Carceller

R

,

Tobajas

J

.

Задержка внутриутробного развития (ЗВУР): эпидемиология и этиология

.

Pediatr Endocrinol Rev

2009

;

6

(

Suppl 3

):

332

-

6

. 30.

Ронкаглиоло

м

,

Garrido

M

,

Walter

T

,

Peirano

P

,

Lozoff

B

.

Свидетельства изменения развития центральной нервной системы у младенцев с железодефицитной анемией в возрасте 6 месяцев: задержка созревания слуховых ответов ствола мозга

.

Am J Clin Nutr

1998

;

68

:

683

-

90

. 31.

Алгарин

С

,

Peirano

P

,

Garrido

M

,

Pizarro

F

,

Lozoff

B

.

Железодефицитная анемия в младенчестве: длительное воздействие на работу слуховой и зрительной систем

.

Pediatr Res

2003

;

53

:

217

-

23

.32.

Берглунд

S

,

Westrup

B

,

Domellof

M

.

Добавки железа снижают риск железодефицитной анемии у младенцев с незначительно низкой массой тела при рождении

.

Педиатрия

2010

;

126

:

e874

-

83

.

СОКРАЩЕНИЯ

  • ABR

    слуховой мозговой ответ

  • GA

  • IPL

  • LID

  • SF

  • SGA

    малый для гестационного возраста

Заметки автора

© Американское общество питания, 2015 г.

Влияние внутриутробного латентного дефицита железа на созревание слуховой нервной системы у доношенных новорожденных

Реферат

Цель

В этом исследовании анализировалась взаимосвязь между латентным дефицитом железа, оцениваемым с помощью ферритина, и миелинизацией центральной нервной системы, оцениваемой с помощью вызванного ствола мозга. ответная аудиометрия.

Метод

Всего было зарегистрировано 109 доношенных новорожденных, рожденных без анемии и фактора риска нарушения слуха. После родов собирали пуповинную кровь для определения уровней ферритина и гематокрита. Аудиометрию ствола мозга проводили в первые 28 дней жизни. Анализ проводился между контрольной группой ( n = 71) с ферритином более 75 нг / мл и группой с латентным дефицитом железа ( n = 38) с ферритином от 11 до 75 нг / мл.Результаты были представлены как среднее ± стандартное отклонение. Статистический анализ проводился с использованием GraphPad prism7 и SPSS с уровнем значимости 5%.

Результаты

Значительно более высокий зубец V ( p = 0,02) и межпиковые интервалы I – III ( p = 0,014), I – V ( p = 0,0003) и III-V ( p = 0,0002) задержки были обнаружены в группе с латентным дефицитом железа, а также значимая обратно пропорциональная корреляция между ферритином и той же самой волной и интервалами ( p = 0.003, p = 0,0013, p = 0,0002, p = 0,009 соответственно). Множественный корреляционный анализ показал значительную корреляцию латентного дефицита железа со всеми межпиковыми интервалами, даже с учетом гестационного возраста новорожденного.

Заключение

Железодефицитная анемия является распространенной патологией; это исследование показало, что слуховая задержка созревания связана с внутриутробным дефицитом железа, даже в его скрытой форме. Это подчеркивает важность принятия эффективных мер в глобальном масштабе для предотвращения и лечения этой патологии в разные периоды жизни, особенно среди наиболее уязвимых слоев населения.

Resumo

Objetivo

Este estudo analisou a relação entre дефицитность de ferro latente avaliada pela ferritina e a mielinizao do sistema nervoso central avaliada pelo teste de Potenciaivncefocados Tactical Evocados Audico.

Método

Foram includes no estudo 109 recém-nascidos a termo, nascidos sem anemia e fator de risco para difficiência auditiva. Após o parto, o sangue do cordão umbilical foi coletado paraterminar os níveis de ferritina e hematócrito.O teste de Potenciais Evocados Auditivos de Tronco Encefálico foi realizado nos primeiros 28 dias de vida. Анализ для реализации антропогенного контроля группы (n = 71) с содержанием ферритина 75 нг / мл в группе с дефицитом ферро-латента (n = 38) с содержанием ферритина 11 и 75 нг / мл. Os resultados foram apresentados como média ± desvio-padrão. Анализ статистики для реализации с использованием программного обеспечения GraphPad prism7 и SPSS с уровнем значимости 5%.

Resultados

Latências Mongativamente maiores da onda V (p = 0,02) и межпозвоночные интервалы I-III (p = 0,014), IV (p = 0,0003) и III-V (p = 0,0002) foram encontradas no grupo de deficiência de ferro latente, assim como uma correlação important inversamente proporcional entre a ferritina ea mesma onda e intervalos (p = 0,003, p = 0,0013, p = 0,0002, p = 0,009, соответственно).Анализ корреляции múltipla mostrou uma correlação значимого да дефицита ферро латенте ком todos os intervalos interpicos, mesmo se levarmos em считает idade gestacional do recém-nascido.

Заключение

Ферроприва анемия является преобладающей патологией и имеет место, демонстрирующее созревание, связанное с поздней аудиторией, а также внутриутробной недостаточностью ферро, месмо эм суа латентная форма. Isso reforça a importância da adoção de medidas efetivas, em escala global, para previr e tratar essa patologia em diferentes períodos da vida, Principalmente na população mais vulnerável.

Ключевые слова

BERA

Ферритин

Новорожденный

Скрытый дефицит железа

Palavras-chave

PEATE

Ferritina

Recém-nascido000 статей

000 Defici Late

000 Defici 2018 Sociedade Brasileira de Pediatria. Опубликовано Elsevier Editora Ltda.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Влияние латентного дефицита железа на ГАМК и глутаматные нейрорецепторы в головном мозге крыс

  • 1.

    Бейнс, Р.Д. и Ботвелл, Т. (1990) Дефицит железа. Анну. Ред. Nutr 10, 133–148

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 2.

    Совет Американской Медицинской Ассоциации по пищевым продуктам и Комитету по питанию по дефициту железа (1968) Дефицит железа в Соединенных Штатах. Варенье. Med. Доц. 203, 497

    Google Scholar

  • 3.

    Шукла, А., Агарвал, К.N., Chansuria, J.P.N., и Taneja, V. (1989a) Влияние латентного дефицита железа на метаболизм 5-гидрокситриптамина в головном мозге крысы. J. Neurochem. 52, 730–735

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 4.

    Шукла А., Агарвал К.Н. и Шукла, Г.С. (1989b) Влияние латентного дефицита железа на уровни металлов в области мозга крыс. Биол. След. Ele. Res. 22, 141–152

    CAS Статья Google Scholar

  • 5.

    Поллит, Э., Соемантри, А.Г., Йонис Ф., и Скримшоу, Н.С. (1985) Когнитивные эффекты железодефицитной анемии. Ланцет. 19, 158

    Статья Google Scholar

  • 6.

    Поллит, Э., и Ким, И. (1988) Обучение и достижения среди детей с дефицитом железа. В Brain Iron: Neuro-Chemical and Be поведенческие аспекты (Youdim, MBH, ed.) Pp 115–144, Taylor и Фрэнсис, Нью-Йорк

    Google Scholar

  • 7.

    Agarwal, K.N. (1990) Влияние недоедания и дефицита железа на умственную функцию и изучение возможных механизмов на животных моделях. Proc. Ind. Natl. Sci Acad B56 (1) 43–50

    Google Scholar

  • 8.

    Танежа, В; Мишра, К.П., Агарвал, К. (1986) Влияние раннего дефицита железа в головном мозге крыс на шунт гамма-аминомасляной кислоты в головном мозге. J. Neurochem. 46, 1670–1674.

    PubMed CAS Статья Google Scholar

  • 9.

    Li, D. (1998) Влияние дефицита железа на дефицит железа на распределение железа и метаболизм гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) в молодых тканях мозга. Хоккайдо Игаку Дзасси, 73, 215–225.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 10.

    Прасад Ч., Деви Р. и Агарвал К. (1979) Влияние пищевого белка на белок мозга плода и метаболизм глутаминовой кислоты у крыс. J Neurochem. 32, 1309–1314.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 11.

    Прасад, К., и Агарвал, К. (1980) Внутриутробное недоедание и мозг: влияние на ферменты и свободные аминокислоты, связанные с метаболизмом глутамата. J Neurochem. 34, 1270–1273.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 12.

    Лодж Д., Джонсон К. (1990) Неконкурентные антагонисты рецепторов возбуждающих аминокислот. Trends Pharmacol. Sci. 11, 81–86.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 13.

    Watkins, J.C., Krogsaardlarsen, P., and Honore, T. (1990) Взаимосвязи структурной активности в развитии агонистов рецепторов и конкурентных антагонистов. Trends Pharmacol Sci. 11, 25–33.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 14.

    Ито, М. (1989) Длительная депрессия. Анну. Rev. Neurosci. 12, 85–102.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 15.

    Rauschecker, J.P. (1991) Механизм визуальной пластичности - синапсы Хебба, рецепторы NMDA и не только. Physiol. Rev., 71, 210–214.

    Google Scholar

  • 16.

    Бауэри, Н.Г., Хилл, Д.Р., и Хадсон, А.Л. (1983) Характеристики сайтов связывания рецептора ГАМК-В на синаптической мембране всего мозга крысы. Br. J. Pharmacol. 78, 191–206.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 17.

    Leinekugel, X., Khalilov, I., McLean, H., Callard, O., Gararsa, JL, Ben-Ari, Y., and Khazipov, R. (1999) ГАМК является быстродействующим возбуждающим передатчиком у новорожденных. мозг. Adv. Neurol., 79, 189–201.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 18.

    Ньюберри, Н.Р., и Николл, Р.А. (1984) Прямое гиперполяризующее действие баклофена на пирамидные клетки гиппокампа. Nature 308, 450–452.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 19.

    Наканиши, С., Накадзима, Ю., Масу, М., Уэда, Ю., Накахара, К., Ватанабе, Д., Ямагути, С., Кавабата, С., и Окада, М. (1998) Глутамат рецепторы: функция мозга и передача сигналов. Brain Res. Ред. 2–3, 230–235.

    Артикул Google Scholar

  • 20.

    Озава С., Камия Х. и Цузуки К. (1998) Рецепторы глутамата в центральной нервной системе млекопитающих. Прог. Neurobiol. 54, 581–618.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 21.

    Palmada, M. и Centelles, J.J. (1998) Возбуждающая аминокислотная нейротрансмиссия. Пути метаболизма, хранения и повторного захвата глутамата в головном мозге. Фронт. Biosci 3, D701–718.

    Google Scholar

  • 22.

    Hallgreen, B (1953) Образование гемоглобина и запасы железа при дефиците белка. Acta Soc. Med. (Уппасала) 59, 79–200

    Google Scholar

  • 23.

    Танежа, В., Мишра, К.П., Агарвал, К. (1990) Влияние дефицита железа у матери на путь шунтирования ГАМК в развивающемся головном мозге крысы. Ind. J. Exp. Биол. 28, 466–469

    CAS Google Scholar

  • 24.

    Хелл, Дж. У., Мэйкокс, П. Р. и Джон, Р. (1990) Энергетическая зависимость и функциональная реконструкция носителя гамма-аминомасляной кислоты из синаптических везикул. J. Biol. Chem., 265, 2111–2117.

    PubMed CAS Google Scholar

  • 25.

    Сет, П.К., Агарвал, К.Н., и Бонди, С.С. (1981) Биохимические изменения в мозге, вызванные воздействием клородекона на развивающихся и зрелых крыс с пищей. Toxicol. Прил. Pharmacol. 59, 262–267.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 26.

    Cross, A., Skan, W., and Slater, P. (1986) Сайты связывания для 3 H глутамата и 3 H аспартата в мозжечке человека. J. Neurochem. 47, 1463–1468.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 27.

    Холл Х. и Тор Л. (1979) Оценка метода полуавтоматической фильтрации для исследований связывания рецепторов. Жизнь. Sci. 24, 2293–2300.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 28.

    Siilmes, M.A., Refine, C., and Dallman, P.R. (1980) Проявление дефицита железа при различных уровнях потребления с пищей.Являюсь. J. Clin. Орех. 3, 570–574.

    Google Scholar

  • 29.

    Scheuer, K., Maras, A., Gattaz, W.F., Cairns, N., Forstl, H. and Muller, W.E. (1996) Свойства кортикальных рецепторов NMDA и текучесть мембран изменяются при болезни Альцгеймера. Деменция 7, 210–214.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 30.

    Agarwal, K.N. (2001) Железо и мозг: рецепторы нейромедиаторов и магнитно-резонансная спектроскопия.Br J Nutr. 2001 85 Приложение 2: S147–50.

    Google Scholar

  • 31.

    Борди, Ф. и Уголини, А. (1999) Метаботропные рецепторы глутамата группы I: последствия для заболеваний головного мозга. Прог. Neurobiol. 59, 55–79.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 32.

    Альбин Р.Л., Янг А.Б. Pandey, J.B., Handelin, B., and Balfour, R., et al. (1990) Аномалии проекционных нейронов полосатого тела и рецепторов N-метил-D-аспартата при пресинаптической болезни Хантингтона.N. Engl. J. Med., 322, 1293–1298.

    PubMed CAS Статья Google Scholar

  • 33.

    Calabresi, P., Centonze, D., Pisani, A., and Bernardi, G. (1999) Метаботропные рецепторы глутамата и типоспецифическая уязвимость в полосатом теле: последствия для ишемии и болезни Хантингтона. Expt. Neurol., 158, 97–108.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 34.

    Chalmers, D.T., Dewar, D., Graham, D.L., Brooks, D.N., McCulloch, J. (1990) Дифференциальные изменения кортикальных глутаматергических сайтов связывания при старческой деменции типа Альцгеймера. Proc. Natl. Акад. Sci. (США) 87, 1352–1356.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 35.

    Шервин А.Л. (1999) Нейроактивные аминокислоты в фокально эпилептическом мозге человека: обзор. Neurochem. Res., 24, 1387–1395.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 36.

    Ковел Н.В., Ферранте Р.Дж. и Мартин Дж.Б. (1987) Модель потери клеток при болезни Хантингтона. Trends Neurosci. 10, 24–29.

    Артикул Google Scholar

  • Диагностическое обследование больных анемией: роль дефицита железа

    Цели

    Диагностика нарушений метаболизма железа может быть сложной задачей, если оно сопровождается воспалением. Для улучшения классификации анемий были созданы новые диагностические инструменты, такие как «график Томаса» (TP) (связь растворимого рецептора трансферрина [sTfR] / log ферритина с содержанием гемоглобина в ретикулоцитах [RET-H e ]).Целью этого ретроспективного исследования было оценить дополнительную диагностическую ценность TP при лечении анемии.

    Методы

    Пациенты с декабря 2016 года по сентябрь 2018 года с общим анализом крови, статусом железа, RET-H e и sTfR были вручную классифицированы по четырем квадрантам TP на основе обычных маркеров железа. Ручные классификации и классификации на основе алгоритмов сравнивались с использованием перекрестных таблиц, диаграмм с усами-усами, а также рабочих характеристик приемника (ROC) для расчета диагностической точности с использованием анализа площади под кривой (AUC).

    Результаты

    Всего можно было обследовать 3745 пациентов с обычным статусом железа, включая 1721 TP. В 70% случаев ручная классификация была идентична ТП, в 10% она была отклоняющейся. 20% не могут быть четко классифицированы, в основном из-за воспалительных состояний. В отсутствие воспалительного состояния ферритин был надежным параметром для определения дефицита железа (ID) (AUC 0,958). При наличии воспаления значение индекса ферритина (AUC 0.917) и RET-H e (AUC 0,957) увеличились.

    Выводы

    TP может быть полезен для выявления причин анемии в сложных случаях. Желательны дальнейшие исследования с акцентом на особые группы пациентов, например, онкологические или ревматические пациенты.

    Введение

    Дефицит железа является наиболее частой причиной анемии как минимум в 50% всех случаев [1]. Диагностика у молодых пациентов без сопутствующих заболеваний достаточно проста, путем определения анализа крови и ферритина.Однако как диагностика, так и лечение нарушений метаболизма железа являются сложной задачей, если они возникают в контексте почечной анемии или в сочетании с острыми или хроническими воспалительными заболеваниями, инфекциями или злокачественными опухолями [2]. Эта так называемая «анемия хронического заболевания» (ACD) является второй по частоте анемией после железодефицитной анемии (ЖДА) и, вероятно, наиболее частой причиной у госпитализированных пациентов [3]. Патофизиология основана на многочисленных иммуно-опосредованных ответах, которые влияют на метаболизм железа и приводят к неадекватной выработке эритропоэтина, к снижению реакции костного мозга на эритропоэтин, на индуцированное цитокинами ингибирование эритропоэза, на индуцированное гепсидином удержание железа в ретикулоэндотелиальной системе ( RES), а также для сокращения выживаемости эритроцитов [4], [5], [6], [7], [8].Следовательно, может быть трудно отличить ЖДА от ACD во время острой фазы реакции (APR), обычные параметры железа (ферритин, трансферрин, насыщение трансферрина (TSAT) нечувствительны и имеют ограниченное применение [2], [9], [10].

    Для более дифференцированной диагностики функционального дефицита железа (FID) в контексте ACD в течение нескольких лет доступны дополнительные гематологические маркеры. К ним относятся растворимый рецептор трансферрина (sTfR) и, полученный из ферритина и sTfR, индекс ферритина как индикатор запаса железа, а также гемоглобин ретикулоцитов (RET-H e ) как показатель текущей потребности в железе для эритропоэза. .Если оба биомаркера объединены, для классификации и оценки анемии получают диаграмму на основе алгоритма («график Томаса» [TP]). Можно выделить четыре стадии метаболизма железа (рис. 1) [9], [11].

    Рисунок 1:

    Диагностическая диаграмма (TP) с четырьмя квадрантами для определения различных состояний метаболизма железа. Классификация выполняется в соответствии со значениями отсечки для конкретного метода для индекса ферритина: 14 (Beckman Coulter DxI 800) и RET-H e : 28 пг (Sysmex XN-2000).

    Клинические симптомы ACD и IDA идентичны и характеризуются утомляемостью, физической слабостью и снижением умственной работоспособности [2]. Дефицит железа препятствует работе митохондрий, клеточному метаболизму, активности ферментов и синтезу нейромедиаторов [12]. Кроме того, дефицит железа может вызвать повышенную восприимчивость к инфекциям и сердечной недостаточности [13]. Многочисленные исследования пришли к выводу, что замещение железа может улучшить симптомы, физическую работоспособность и качество жизни с приемлемыми побочными эффектами [14], [15].Вышеупомянутые симптомы часто связывают с основным заболеванием, особенно в случае существующей ACD. Поэтому во многих случаях дальнейшая диагностика наличия FID не начинается [8]. Распространенность реального дефицита железа в сочетании с АКД колеблется от 20 до 85% [2], [, 3, 1617].

    Целью этого исследования было ретроспективно зарегистрировать распространенность анемии в больнице с максимальным уходом, а также сравнить и оценить диагноз с использованием обычных параметров железа и TP.Рациональным для этого исследования было то, что это сравнение до сих пор в основном проводилось в условиях исследования только с тщательно отобранными пациентами или в ретроспективных исследованиях с довольно низким числом случаев. Таким образом, неоднородность когорты пациентов напоминала нормальную популяцию пациентов. Таким образом, можно было оценить, применимы ли «новые» параметры в повседневной клинической практике и могут ли они повысить диагностическую и терапевтическую ценность. Помимо улучшения результатов лечения пациентов, это также включает экономические аспекты в отношении использования концентратов эритроцитов, препаратов железа для внутривенного введения и агентов, стимулирующих эритроциты (ESA).

    Материалы и методы

    Субъекты

    Это исследование проводилось в больнице максимального ухода на юго-западе Германии (Marienhospital Stuttgart, Germany). В первую очередь, это включало всех пациентов, которые проходили анализ крови в отделении лабораторной медицины в период с декабря 2016 года по сентябрь 2018 года. Сюда входили стационарные и амбулаторные пациенты из всех отделений больницы. Кроме того, в Институте были проанализированы образцы крови из внешних практик, в том числе из нефрологической практики с примерно 150 пациентами на диализе в квартал.Использовались только данные взрослых пациентов, и никаких дополнительных ограничений для получения реалистичной картины когорты пациентов не применялось. Для генерации данных был выполнен систематический и анонимный запрос данных о пациентах и ​​лабораторных данных из лабораторной информационной системы (ЛИС) LabCentre (i-solutions Health, Мангейм, Германия). Протокол исследования был одобрен этическим комитетом II Гейдельбергского университета (медицинский факультет Мангейма), Германия.

    Методы

    Для анализа использовались следующие параметры крови EDTA: гемоглобин (Hb), эритроциты, средний корпускулярный объем (MCV), средний корпускулярный гемоглобин (MCH), лейкоциты, тромбоциты и эквивалент ретикулоцитов-гемоглобина (RET-H e ). ).Параметры анализа крови определяли с помощью прибора XN-2000 (Sysmex Corporation, Гамбург, Германия). Кроме того, были оценены следующие параметры сыворотки: ферритин, трансферрин и сывороточное железо, из которого происходит TSAT, C-реактивный белок (CRP), креатинин, лактатдегидрогеназа (LDH), витамин B12 и sTfR. Определение сывороточного железа, ЛДГ, креатинина и СРБ было выполнено Architect ci8200 от Abbott (Висбаден, Германия). Ферритин, sTfR и витамин B12 определяли с помощью автоматического иммуноанализа с использованием UniCel DxI 800, а трансферрин - с помощью нефелометрии на Immage (оба - Beckman Coulter, Крефельд, Германия).Индекс ферритина рассчитывали по формуле sTfR / декадный логарифм (log) ферритина.

    Анализ данных проводился с помощью SPSS Statistics версии 25.0 (IBM, Чикаго, Иллинойс, США). В анализ был включен только хронологически первый полный набор данных по каждому пациенту. Дальнейшая классификация и оценка были основаны на значениях контрольного диапазона, перечисленных в таблице 1.

    Таблица 1:

    Референсные диапазоны лабораторных тестов, использованных в данном исследовании.

    Блок Секс Диапазон значений
    Гемоглобин г / дл м 13.0–17,5
    f 12,0–16,0
    MCV fL 80–96
    МСН стр. 28–33
    Эритроциты × 10 12 / л м 4,5–5,9
    f 4.1–5.1
    Лейкоциты × 10 6 / L 3,5–9,8
    Тромбоциты × 10 6 / л 130–400
    Ретикулоциты % 0,7–2,5
    Ферритин нг / мл м 15–275
    f 10–204
    Трансферрин мг / дл 202–336
    Насыщение трансферрина % 16–45
    Сыворотка железа мкг / дл

    (× 0.1791 = мкмоль / л)

    м 40–120
    f 39–149
    Ret-H e стр. > 28
    СТФР нмоль / л

    (× 0,0737 = мг / л)

    12,16–27,25
    Витамин B12 пг / мл 187–883
    ЛДГ U / L м 135–225
    f 135–214
    Креатинин мг / дл

    (× 88.4 = мкмоль / л)

    0,7–1,3
    CRP мг / л <10

    Пациенты исключались из дальнейшего обследования, если уровень ферритина превышал 1000 нг / мл или TSAT превышал 50%. В этих случаях невозможно было дополнительно дифференцировать наличие ятрогенной перегрузки железом или это было частью основного гематологического заболевания.Кроме того, не рассматривались случаи с MCV> 96 мкл без исключения дефицита витамина B12 и случаи с доказанным дефицитом витамина B12. Пациенты с би- или трицитопенией как показанием к наличию основного гематологического заболевания или недавней химиотерапии также были исключены. Каждый случай был вручную отнесен к одной из четырех категорий ТП. Согласно критериям ВОЗ, анемия у женщин характеризовалась значением Hb <12 г / дл, а у мужчин <13 г / дл [18].

    Исследователь был ослеплен по параметрам sTfR, ферритинового индекса и RET-H e .

    Классификация проводилась согласно следующим условиям:

    • IDA (квадрант 3): уровни ферритина <10 нг / мл у женщин и <15 нг / мл у мужчин или уровни ферритина <100 нг / мл и TSAT <15% при CRP <10 мг / л.

    • Скрытый дефицит железа (Latent ID) (квадрант 2): гемоглобин в пределах нормы, но уровни ферритина <10 нг / мл у женщин и <15 нг / мл у мужчин.

    • ACD (квадрант 1): Hb снижен, MCV, MCH и ретикулоциты в пределах нормы, уровни ферритина> 10 или> 15 нг / мл, TSAT> 15 и <50%, CRP> 10 мг / л или креатинин> 1 .3 мг / дл.

    • FID / ACD (квадрант 4): MCV и / или MCH снижены, TSAT <15% и CRP / лейкоциты в пределах нормы, уровни ферритина нормальные или повышенные, дополнительная почечная недостаточность или онкологическое заболевание как индикатор ACD.

    Если пациенты не могли быть классифицированы на основе вышеупомянутых критериев, они классифицировались следующим образом:

    • Здоровое или возможное хроническое заболевание без текущей анемии: Hb, MCH, MCV, ферритин и TSAT в пределах нормы, CRP и / или креатинин в норме или повышен.

    • Неясные случаи: уровни ферритина нормальные или повышенные, TSAT <15% и повышенный CRP как индикатор APR; MCV / MCH низкий или нормальный.

    Статистический анализ

    Данные были в первую очередь проанализированы описательно, чтобы сделать выводы о распространенности и распределении анемий в когорте. Для оценки нормальности использовался тест Колмогорова-Смирнова, при этом нормальное распределение выражалось как среднее ± стандартное отклонение (SD), а ненормальные распределения - как медиана и межквартильный размах (IQR) (25-й и 75-й процентиль).Перекрестные таблицы использовались для сравнения и количественной оценки результатов ручного распределения и результатов TP. Индивидуальные лабораторные параметры были отображены графически с использованием диаграмм-усов. Было проведено различие между ясными случаями (ручное распределение и идентичные TP) и первично неоднозначными случаями. Для дальнейшей оценки степени, в которой лабораторный параметр может различать IDA и ACD, истинно-положительные и ложноположительные случаи были нанесены на кривые рабочих характеристик приемника (ROC).Впоследствии была рассчитана AUC, включая 95% доверительный интервал. Опять же, неясные случаи оценивались отдельно.

    Результаты

    С декабря 2016 года по сентябрь 2018 года общий анализ крови был определен у 70 956 пациентов. Около трети пациентов страдали анемией по критериям ВОЗ. У 2 211 из 20 589 пациентов с анемией (10,7%) дальнейшая диагностика проводилась путем определения показателей сывороточного железа; у 895 из этих пациентов была запрошена TP.Пациенты без анемии получили дальнейшую диагностику в 1534 из 50 367 случаев (3%). В целом, 3745 пациентов с определением параметров железа, в том числе 1721 пациент с TP, могли быть включены в дальнейшую оценку. Средний возраст этих пациентов составлял 71 год (IQR 55–79, диапазон 18–105 лет), из них 48% мужчин и 52% женщин.

    Примерно в 80% случаев нефрологическая практика и отделения внутренней медицины, включая отделение неотложной помощи, инициировали дальнейшую диагностику анемии.На нефрологическую практику приходится наибольшая доля всех ТП (около 70%), за ней следуют отделения внутренней медицины (28%). В других ведомствах ТП запрашивалась только спорадически.

    Согласно ручной классификации, ACD была наиболее частой причиной анемии с 16%, за ней следовала ЖДА с 10%. ACD с подозрением на FID очень редко - 0,3%. Однако на данном этапе анализа было невозможно определить, сколько случаев могло быть упущено из виду, исходя из обычных параметров железа.В 764 из 3745 случаев (20,4%) четкое распределение на основе обычных параметров железа было невозможно. В 294 из этих 764 случаев (38,5%) дальнейшая дифференциация была инициирована с помощью TP. У 30% пациентов не было анемии, и около 20% случаев пришлось исключить. В основном это произошло из-за отклонений от нормы лабораторных показателей, которые нельзя было интерпретировать без дополнительной клинической информации. Таким образом, количество ТЦ, подлежащих оценке, уменьшилось с 1721 до 1459 (Таблица 2).

    Таблица 2:

    Результаты ручной классификации на основе общепринятых параметров железа (левые столбцы: абсолютное число [n] и процент [%], правые столбцы - количество пациентов с ТП).

    Ручная классификация на основе стандартных параметров железа Всего Томас-участок выполнен
    n % Да, Нет,
    п п
    IDA 356 9.5 127 229
    Скрытый идентификатор 82 2,2 46 36
    ACD 617 16,5 377 240
    FID / ACD 12 0,3 9 3
    Нет анемии 1 123 30.0 606 517
    Неоднозначное 764 20,4 294 470
    Исключено 791 21,1
    Итого 3,745 100 1,459

    Все протестированные лабораторные параметры показали ненормальное распределение.Отдельные результаты, разделенные на категории анемии на основе ручного распределения и скрытые для параметров TP, представлены в таблице 3. Особый интерес вызвали характеристики неоднозначных случаев. Это были пациенты с анемией (медиана Hb 10,2 г / дл, IQR 8,9–11,7) с нормоцитарной (медиана MCV 83,5 мкл, IQR 79,3–87,9), скорее гипохромной (медиана MCH 27,6 пг, IQR 26,0–29,3) анемией. Ферритин был в пределах нормы или слегка повышен (в среднем 188 нг / мл; IQR 47,25–252), TSAT был снижен или находился в низко-нормальном диапазоне (медиана 14.5%; IQR 10.1–21.2). Однако оба параметра оказались бесполезными из-за дополнительных воспалительных состояний (среднее значение СРБ 30 мг / л; IQR 8,8–82,1).

    Таблица 3:

    Обзор протестированных лабораторных параметров, разделенных в соответствии с ручной классификацией на категорию анемии, слепой для Ret-H e и sTfR.

    Hb, г / дл Эритроцитов, × 10 12 / л MCV, фЛ CRP, нг / мл Ферритин, нг / мл Трансферрин, мг / дл TSAT,% sTfR, нмоль / л Ферритиновый индекс, sTfR / log ферритина
    Медиана Pct Медиана Pct Медиана Pct Медиана Pct Медиана Pct Медиана Pct Медиана Pct Медиана Pct Медиана Pct
    МАР

    n = 67

    10.0 8,3

    10,9

    4,0 3,5

    4,4

    77,5 72,1

    83,1

    3,7 1,3

    7,4

    10,5 6,5

    17,3

    304,0 265,0

    343,0

    7,02 4,27

    10,85

    34,07 26.12

    44,94

    32,84 22,88

    52,30

    ACD

    n = 73

    11,0 9,8

    11,7

    3,7 3,3

    3,9

    89,7 86,3

    93,3

    5,7 1,9

    18,4

    129,0 58,8

    306,0

    192 154.0

    230,0

    25,8 20,90

    32,50

    17,06 14,17

    20,93

    8,66 6,65

    11,24

    Функциональный идентификатор / ACD

    n = 12

    10,1 8,5

    11,1

    3,7 3,1

    4,7

    87,1 75,0

    89.8

    4,0 1,8

    7,2

    36,2 29,9

    77,2

    237 219,0

    315,0

    12,2 7,87

    14,05

    21,62 19,74

    25,33

    13,31 10,79

    17,82

    Скрытый идентификатор

    n = 82

    13.1 12,5

    13,9

    4,7 4,4

    4,9

    84,9 82,4

    88,5

    1,4 0,7

    3,6

    11,5 9,4

    20,4

    299,0 265,0

    338,0

    13,7 11,20

    21,25

    22,0 18.58

    25,33

    19,12 16,42

    23,68

    Здоров / нет анемии

    n = 1123

    13,9 13,2

    14,9

    4,7 4,4

    5,0

    87,6 85,0

    90,4

    1,7 0,8

    4,3

    84,7 45,5

    157.0

    233 212,0

    258,0

    28,6 22,90

    35,10

    16,44 14,08

    19,59

    8,83 7,27

    10,91

    Неоднозначные случаи

    n = 764

    10,2 8,9

    11,7

    3,8 3,3

    4,3

    83.5 79,3

    87,9

    30,1 8,8

    82,1

    108,0 47,45

    252,0

    194 153,0

    236,0

    14,5 10,10

    21,20

    22,49 17,55

    30,34

    12,15 8,62

    17,41

    Исключено

    n = 791

    10.6 8,7

    12,9

    3,6 3,0

    4,3

    89,7 84,3

    95,6

    8,2 2,3

    34,5

    197,0 76,2

    468,0

    179 137,0

    222,0

    33,2 18,60

    56,70

    17,46 13.28

    25,21

    8,23 5,74

    11,62

    После классификации на основе обычных параметров железа все 1459 случаев были отнесены к квадранту в TP с использованием индекса ферритина и RET-H e (рис. 2).

    Рисунок 2:

    Томас-сюжет всего 1459 дел. Пороговое значение для индекса ферритина: 14, пороговое значение для RET-H и : 28 пг.Квадрант вверху слева: ACD, квадрант вверху справа: скрытый ID, квадрант внизу справа: IDA, квадрант внизу слева: FID / ACD.

    Перекрестная таблица использовалась для сравнения результатов ручной классификации и классификации на основе алгоритмов (таблица 4). В 1 014 из 1459 случаев (около 70%) ручное распределение было идентично TP. За исключением 294 случаев (20%), которые нельзя было четко классифицировать вручную, оставшиеся 151 случай (10%) не попали в ту же категорию.

    Таблица 4:

    Перекрестная таблица, сравнивающая ручную и автоматическую классификацию на основе TP.

    Ручная классификация на основе стандартных параметров железа Классификация на основе графика Томаса
    IDA Скрытый идентификатор ACD / без анемии FID / ACD Всего
    IDA 77 50 0 0 127
    Скрытый идентификатор 5 39 2 0 46
    ACD 1 35 341 0 377
    FID / ACD 0 5 1 3 9
    Нет анемии 0 52 554 0 606
    Неоднозначное 43 80 142 29 294
    Итого 126 261 1040 32 1459

    После применения TP к неоднозначным 294 случаям ACD был обнаружен в 142 случаях (48.3%), латентный ID в 80 случаях (27,2%), IDA в 43 случаях (14,6%) и FID / ACD в 29 случаях (10%).

    Графики

    «прямоугольные усы» использовались для иллюстрации различных значений четырех категорий анемии для ферритина, TSAT, sTfR и индекса ферритина (рис. 3A – H). В то время как значения ферритина, как и ожидалось, были ниже в контексте дефицита железа (A), значения в неясных случаях почти всегда были в пределах нормы или даже были повышены (B). Следовательно, значение ферритина не позволяло надежно отнести к категории анемии из-за более широких диапазонов и, как следствие, совпадений.В то время как TSAT с нормальным CRP различались между состояниями дефицита железа и ACD (C), различия исчезли во всех категориях во время APR (D). Распределение медиан и IQR sTfR было одинаковым в обеих группах; повышен при дефиците железа и в пределах нормы при ACD (E, F). Не было совпадений в диапазоне IQR внутри категорий, независимо от наличия APR. Для того, чтобы надежно различать IDA и ACD, индекс ферритина был использован в качестве «золотого стандарта» в настоящем исследовании.Следовательно, в этом отношении существовали четкие различия между состояниями дефицита железа и ACD (G, H).

    Рисунок 3:

    Графики Box – Whisker, представляющие различные значения ферритина, TSAT, sTfR и индекса ферритина в четырех категориях анемии. Различие между ясными случаями (ручное назначение и TP идентично) (левая панель: A, C, E, G) и неоднозначными случаями (правая панель: B, D, F, H). Прямоугольники представляют 25-й и 75-й процентили, усы - 5-й и 95-й процентили.Обратите внимание на логарифмическую шкалу для ферритина и индекса ферритина.

    AUC показали, что индекс ферритина показал наивысшую диагностическую точность (AUC 0,969) в чистых случаях, за ним следовали концентрация ферритина (AUC 0,958) и TSAT (AUC 0,931). Однако в неопределенных случаях ферритин (AUC 0,691) и TSAT (AUC 0,628) играли лишь второстепенную роль. Диагностическая точность других параметров (трансферрин, железо, MCV, MCH) была низкой в ​​обоих случаях. Напротив, RET-H e (AUC 0.957) стал более значимым в группе неоднозначных случаев. Вместе с индексом ферритина (AUC 0,917) оба показали самую высокую диагностическую точность для отличия IDA от ACD во время APR. Диагностическая точность sTfR (AUC 0,88 и 0,9) была одинаковой в обеих группах (таблица 5).

    Таблица 5:

    AUC и 95% -ный ДИ отдельных лабораторных параметров для различения IDA и ACD, разделенных на ясные (ручная классификация и TP идентичны) и неоднозначные случаи.

    Ящики Неоднозначные случаи
    AUC 95% -CI AUC 95% -CI
    sTfR / лог ферритин 0.969 0,96–0,979 0,917 0,882–0,951
    Ферритин 0,958 0,948–0,969 0,691 0,600–0,782
    TSAT 0,931 0,912–0,949 0,628 0,513–0,742
    СТФР 0,884 0.858–0,911 0,897 0,860–0,933
    RET-H e 0,883 0,859–0,908 0,957 0,933–0,982
    Трансферрин 0,856 0,823–0,889 0,571 0,469–0,673
    Сыворотка железа 0,852 0.825–0,878 0,596 0,481–0,711
    МСН 0,831 0,8–0,863 0,711 0.603–0.819
    MCV 0,83 0,797–0,862 0,67 0,56–0,781

    Обсуждение

    Целью этого исследования было ретроспективно оценить диагностику анемии с использованием обычных параметров железа и новых гематологических маркеров, в частности TP.Для этой цели представлялась подходящей оценка рутинной лабораторной диагностики в больнице с максимальным уходом в течение 20 месяцев. Из-за ретроспективного дизайна этого исследования его возможности могут быть ограничены неоднородным временем сбора, особенно TSAT, поскольку на расчет влияют пищевые и циркадные колебания сывороточного железа [19].

    Классификация причин анемии была произведена одним экспертом по аналогии с другими исследованиями с различной степенью определения различных когорт [20].Как и в других исследованиях, наша классификация была основана на заранее определенных критериях включения и исключения с четкими пороговыми значениями [21], [22]. Такой подход казался наиболее подходящим для оптимизации объективности. Некоторые авторы настаивают на сравнении со статусом железа в костном мозге как на золотом стандарте для оценки параметров железа [23]. Однако исследования с таким сравнением смогли включить максимальное количество случаев 176 пациентов только из-за инвазивности и стоимости [24].Кроме того, неоднократно критиковалось, что даже определение статуса железа в мазках из костного мозга, окрашенных берлинским синим, в значительной степени зависит от исследователя и, следовательно, не является объективным [23], [25]. В исследовании, сопоставимом с представленным здесь, классификация пациентов проводилась двумя независимыми исследователями с целью повышения объективности без окрашивания костного мозга [26]. Тем не менее, оставалось неясным, какие критерии использовались в качестве основы для их оценки.

    Как и в литературе, наиболее частой причиной анемии в клинических условиях была ACD, за которой следовала ЖДА [3].Доля пациентов с анемией с ACD и FID (квадрант 4) была очень редкой - всего 32 случая (4%), тогда как в других исследованиях эта доля составляла ~ 10% [26] или 20% [27]. Это может быть связано с предвзятостью в отношении высокой доли нефрологических пациентов, а также с неполным диагнозом в 470 других неоднозначных случаях. В 29 из 294 неопределенных случаев (10%) ACD с FID не было бы замечено без TP. Если предположить, что в других неясных случаях еще приблизительно 10% не были обнаружены, ожидаемая доля будет составлять около 50 дополнительных случаев с ACD и FID.

    Хотя при запросе данных было получено множество наборов данных, только в 10,7% случаев анемии требовалась дальнейшая и полная диагностика метаболизма железа. Причины низкой диагностики остаются неясными. В некоторых случаях это может быть связано с тем, что легкая анемия (Hb 10–12 г / дл) без клинических симптомов допустима, особенно у пожилых пациентов [28]. В других случаях причина анемии могла быть уже известна или диагностика анемии не относилась к соответствующей медицинской специальности.В то время как диагностика анемии в значительной степени ограничивалась областью внутренней медицины, доля ТП, выполненных только нефрологической практикой, составляла 70%. Следовательно, значение результатов, относящихся к общеклинической полезности TP, ограничено. Доля ТП, проведенных онкологическим (1%) и ревматологическим больным (7%), была крайне низкой. Особенно в отношении ожидаемого ACD с дополнительным FID около 20% [9], было бы желательно более высокое соотношение этих групп пациентов.В последние годы критике подверглись частые переливания концентратов эритроцитов и взамен довольно ограниченное использование ЭСС и внутривенного железа у онкологических пациентов. Отчасти это, вероятно, связано с диагностической неопределенностью. Международные руководящие принципы поддерживают использование ЭСС у пациентов с опухолями, проходящих химиотерапию [29], [30]. Более частое применение TP может привести к более эффективной диагностике и лечению, но необходимы дальнейшие исследования с акцентом на этих группах пациентов.

    TP уже обсуждался как золотой стандарт диагностики сложных железных анемий [31]. Однако стандартизация аналитических методов все еще продолжается и гарантирует использование пороговых значений для конкретных методов для классификации. Введение рекомбинантного sTfR референс-стандарта ВОЗ повысило бы диагностическую ценность sTfR и, следовательно, индекса ферритина [32]. Гемоглобин ретикулоцитов можно оценить по двум различным принципам (CHr и RET-H и ), что добавляет еще одну неопределенность к классификации [33].

    Определение только RET-H e у пациентов, находящихся на диализе, может снизить использование внутривенного железа по сравнению с определением только ферритина и TSAT [34]. Тем не менее, 791 пациент был исключен из дальнейшей оценки в нашем исследовании, потому что общий решающий фактор в оценке метаболизма железа - это не изолированное рассмотрение лабораторных показателей, а включение всей клинической информации о диагнозах и предыдущих методах лечения.

    В заключение, в большинстве случаев обычные параметры железа оказываются достаточно эффективными в повседневной клинической практике для диагностики состояний дефицита железа (70% идентичное распределение).Однако, по крайней мере, в 20% случаев TP оказался полезным для сужения причин анемии в сложных случаях. У 10% наших пациентов он предоставил дополнительную информацию с медицинскими последствиями. Дальнейшие исследования с акцентом на особые группы пациентов с риском дефицита железа, например желательны онкологические или ревматические пациенты.

    Список литературы

    1. Онкопедия. Onkopedia leitlinien. Eisenmangel und Eisenmangelanämie 2018. Доступно по адресу: https://www.onkopedia.com/de/onkopedia/guidelines/eisenmangel-und-eisenmangelanaemie/@@view/html/index.html. [Доступ 1 сентября 2019 г.]. Искать в Google Scholar

    2. Камашелла, С. Железодефицитная анемия. N Engl J Med 2015; 372: 1832–43. https://doi.org/10.1056/nejmra1401038. Искать в Google Scholar

    3. Weiss, G, Goodnough, LT. Анемия хронического заболевания. N Engl J Med 2005; 352: 1011–23. https://doi.org/10.1056/nejmra041809. Искать в Google Scholar

    4. Ганц, Т., Немет, Э. Гепсидин и гомеостаз железа. Biochim Biophys Acta 2012; 1823: 1434–43.https://doi.org/10.1016/j.bbamcr.2012.01.014. Поиск в Google Scholar

    5. Ла Ферла, К., Рейманн, К., Йелкманн, В., Хелвиг-Бургель, Т. Ингибирование передачи сигналов экспрессии гена эритропоэтина включает факторы транскрипции gata-2 и nf-kappab. FASEB J 2002; 16: 1811–3. https://doi.org/10.1096/fj.02-0168fje. Искать в Google Scholar

    6. Каццола, М., Пончио, Л, де Бенедетти, Ф, Равелли, А, Рости, В, Бегин, Й, и др. Недостаток железа для эритропоэза и адекватная выработка эндогенного эритропоэтина при анемии, связанной с системным юношеским хроническим артритом. Кровь 1996; 87: 4824–30. https://doi.org/10.1182/blood.v87.11.4824.bloodjournal87114824. Искать в Google Scholar

    7. Пападаки, HA, Kritikos, HD, Valatas, V, Boumpas, DT, Eliopoulos, GD. Анемия хронического заболевания при ревматоидном артрите связана с повышенным апоптозом эритроидных клеток костного мозга: улучшение после терапии антителами против фактора некроза опухоли альфа. Кровь 2002; 100: 474–82. https://doi.org/10.1182/blood-2002-01-0136. Искать в Google Scholar

    8.Weiss, G, Ganz, T, Goodnough, LT. Анемия воспаления. Кровь 2019; 133: 40–50. https://doi.org/10.1182/blood-2018-06-856500. Искать в Google Scholar

    9. Thomas, L, Thomas, C, Heimpel, H. Neue Parameter zur Diagnostik von Eisenmangelzuständen: retikulozytenhämoglobin und löslicher Transferrinrezeptor. Dtsch Ärztebl 2005; 102: A 580–6. Поиск в Google Scholar

    10. Камашелла, К. Новые взгляды на железодефицитную и железодефицитную анемию. Blood Rev. 2017; 31: 225–33.https://doi.org/10.1016/j.blre.2017.02.004. Искать в Google Scholar

    11. Thomas, C, Kirschbaum, A, Boehm, D, Thomas, L. Диагностический сюжет. Med Oncol 2006; 23: 23–36. https://doi.org/10.1385/mo:23:1:23. Искать в Google Scholar

    12. Мукенталер, М.Ю., Ривелла, С., Хентце, М.В., Гали, Б. Красная дорожка метаболизма железа. Cell 2017; 168: 344–61. https://doi.org/10.1016/j.cell.2016.12.034. Искать в Google Scholar

    13. Cleland, JG, Zhang, J, Pellicori, P, Dicken, B, Dierckx, R, Shoaib, A, et al.Распространенность и исходы анемии и гематиновой недостаточности у пациентов с хронической сердечной недостаточностью. JAMA Cardiol 2016; 1: 539–47. https://doi.org/10.1001/jamacardio.2016.1161. Искать в Google Scholar

    14. Анкер, С.Д., Комин Колет, Дж., Филиппатос, Г., Вилленхеймер, Р., Дикштейн, К., Дрекслер, Х, и др. Карбоксимальтоза железа у пациентов с сердечной недостаточностью и дефицитом железа. N Engl J Med 2009; 361: 2436–48. https://doi.org/10.1056/nejmoa05. Искать в Google Scholar

    15.Haddad, S, Wang, Y, Galy, B, Korf-Klingebiel, M, Hirsch, V, Baru, AM, et al. Белки, регулирующие железо, обеспечивают доступность железа в кардиомиоцитах для предотвращения сердечной недостаточности. Eur Heart J 2017; 38: 362–72. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehw333. Искать в Google Scholar

    16. Каппеллини, доктор медицины, Комин-Колет, Дж., Де Франсиско, А., Дигнасс, А., Дохнер, В., Лам, К.С. и др. Дефицит железа при хронических воспалительных состояниях: мнение международных экспертов по определению, диагностике и лечению. Am J Hematol 2017; 92: 1068–78. https://doi.org/10.1002/ajh.24820. Искать в Google Scholar

    17. Пуннонен, К., Ирьяла, К., Раджамаки, А. Рецептор трансферрина сыворотки и его соотношение к ферритину сыворотки при диагностике дефицита железа. Кровь 1997; 89: 1052–7. https://doi.org/10.1182/blood.v89.3.1052. Искать в Google Scholar

    18. Всемирная организация здравоохранения. Концентрации гемоглобина для диагностики анемии и оценки степени тяжести 2011 г. Доступно по адресу: https: // www.who.int/vmnis/indicators/haemoglobin/en/. [Доступ 31 августа 2019 г.]. Искать в Google Scholar

    19. Heimpel, H, Riedel, M, Wennauer, R, Thomas, L. Die Plasmaisenbestimmung - nützlich, unnötig oder irführend? Мед Клин 2003; 98: 104–7. https://doi.org/10.1007/s00063-003-1234-4. Поиск в Google Scholar

    20. Скикне, Б.С., Пуннонен, К., Калдрон, П.Х., Беннет, М.Т., Реху, М., Гасиор, Г.Х., и др. Улучшенная дифференциальная диагностика анемии хронического заболевания и железодефицитной анемии: проспективная многоцентровая оценка растворимого рецептора трансферрина и индекса ферритина stfr / log. Am J Hematol 2011; 86: 923-7. https://doi.org/10.1002/ajh.22108. Искать в Google Scholar

    21. Shin, DH, Kim, HS, Park, MJ, Suh, IB, Shin, KS. Полезность доступа к растворимому рецептору трансферрина (stfr) и индекс ферритина stfr / log в диагностике железодефицитной анемии. Ann Clin Lab Sci 2015; 45: 396–402. Искать в Google Scholar

    22. Suega, K, Kandarini, Y, Tubung, J. Роль растворимого рецептора трансферрина и индекса ферритина рецептора трансферрина в выявлении железодефицитной анемии у пациентов, регулярно находящихся на гемодиализе. Открытый доступ Maced J Med Sci 2019; 7: 97–102. https://doi.org/10.3889/oamjms.2019.012. Искать в Google Scholar

    23. Braga, F, Infusino, I, Dolci, A, Panteghini, M. Растворимые рецепторы трансферрина при осложненной анемии. Clin Chim Acta 2014; 431: 143–7. https://doi.org/10.1016/j.cca.2014.02.005. Искать в Google Scholar

    24. Ханиф, Э, Айюб, М., Анвар, М., Али, В., Башир, М. Оценка концентрации рецепторов трансферрина в сыворотке при диагностике и дифференциации железодефицитной анемии от анемии хронических заболеваний. J Pakistan Med Assoc 2005; 55: 13–6. Искать в Google Scholar

    25. Кулаузидис, А., Саид, Э, Коттье, Р., Саид, А.А. Растворимые рецепторы трансферрина и дефицит железа - шаг за пределы ферритина. Систематический обзор. J Gastrointestin Liver Dis 2009; 18: 345–52. Искать в Google Scholar

    26. Леерс, М. П., Керен, Дж. Ф., Остерхейс, В. П.. Значение диаграммы Томаса в диагностике пациентов с анемией, направленных врачами общей практики. Int J Lab Hematol 2010; 32: 572–81.https://doi.org/10.1111/j.1751-553x.2010.01221.x. Искать в Google Scholar

    27. Thomas, C, Thomas, L. Биохимические маркеры и гематологические показатели в диагностике функционального дефицита железа. Clin Chem 2002; 48: 1066–76. https://doi.org/10.1093/clinchem/48.7.1066. Поиск в Google Scholar

    28. Людвиг, Х., Ван Белль, С., Барретт-Ли, П., Биргегард, Г., Бокемейер, К., Гаскон, П. и др. Европейское обследование онкологической анемии (ecas): крупное многонациональное проспективное обследование, определяющее распространенность, заболеваемость и лечение анемии у онкологических больных. Eur J Canc 2004; 40: 2293–306. https://doi.org/10.1016/j.ejca.2004.06.019. Искать в Google Scholar

    29. Bohlius, J, Bohlke, K, Castelli, R, Djulbegovic, B, Lustberg, MB, Martino, M, et al. Управление канцерогенной анемией с помощью средств, стимулирующих эритропоэз: обновление руководства по клинической практике asco / ash. J Clin Oncol 2019; 37: 1336–51. https://doi.org/10.1200/jco.18.02142. Искать в Google Scholar

    30. Аапро, М., Бегин, Й, Бокемейер, К., Дикато, М., Гаскон, П., Гласпи, Дж. И др.Управление анемией и дефицитом железа у онкологических больных: руководство по клинической практике ESMO. Энн Онкол 2018; 29: iv96–110. https://doi.org/10.1093/annonc/mdx758. Искать в Google Scholar

    31. Бругнара, К. Гематологический «золотой стандарт» для состояний дефицита железа? Clin Chem 2002; 48: 981–2. https://doi.org/10.1093/clinchem/48.7.981. Искать в Google Scholar

    32. Хармс, К., Кайзер, Т. За пределами растворимого рецептора трансферрина: старые проблемы и новые горизонты. Best Practices Clin Endocrinol Metabol 2015; 29: 799–810. https://doi.org/10.1016/j.beem.2015.09.003. Искать в Google Scholar

    33. Бругнара, С., Шиллер, Б., Моран, Дж. Ретикулоцитарный эквивалент гемоглобина (ret he) и оценка состояний дефицита железа. Clin Lab Haematol 2006; 28: 303–8. https://doi.org/10.1111/j.1365-2257.2006.00812.x. Искать в Google Scholar

    34. Fishbane, S, Shapiro, W, Dutka, P, Valenzuela, OF, Faubert, J. Рандомизированное испытание стратегий тестирования дефицита железа у пациентов, находящихся на гемодиализе. Kidney Int 2001; 60: 2406–11. https://doi.org/10.1046/j.1523-1755.2001.00077.x. Искать в Google Scholar

    Поступила: 2020-05-23

    Принято: 18.06.2020

    Опубликовано в сети: 07.08.2020

    Опубликовано в печати: 25.09.2020

    © 2020 Meiser Daniela et al., Опубликовано De Gruyter, Берлин / Бостон

    Это произведение находится под лицензией Creative Commons Attribution 4.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *